Имя на монументе

854e9018f1abaa408fa35c9526fc97b4 (1)1941-1945 год… Любой первоклассник знает, что означают эти цифры…Война…Великая Отечественная…Жестокая и страшная…Незабываемая…

Да именно незабываемая, потому что память о тех страшных годах не сотрешь…

В городе Тюмени установлено достаточное количество обелисков, посвященных погибшим во время Великой Отечественной войны.

«Они сражались за Родину!» - как будто кричат всем своим видом памятники и призывают помнить о тех, благодаря кому мы живем.

Совсем недавно я прогуливалась по улицам Тюмени, вздыхала терпкий воздух этого города, рассматривала достопримечательности…Меня заинтересовал монумент, установленный в центре города…Красивый величественный, когда походишь к нему, невольно чувствуешь себя в безопасности. На плитах памятника выбиты фамилии тех, кто погиб во имя Родины. Я рассматривала аккуратно выгравированные буквы, вчитывалась в сотни незнакомых фамилий и ощущала странную тревогу на сердце. Кто эти люди? Как они жили, как погибли? Кто остался у них здесь, на этой земле? Кто-нибудь помнит о них сейчас помимо родных и близких?..

Я еще долго стояла у обелиска, как вдруг мое внимание привлек разговор двух внезапно появившихся ниоткуда бабушек. Они о чем-то чувственно говорили, перебивая друг друга. Однако на ссору их беседа мало была похожа. Обычный разговор, но я, честно говоря, когда поняла его суть – заслушалась.

Бабушки говорили о неком Опарине Севостьяна Аверьяновича. Из разговора двух пожилых людей я поняла, что Севостьян Аверьянович жил в военное время, участвовал в сражениях, но, к сожалению, не встретил Победу. Он погиб в 1943 году. Память о нем навеки выгравирована на монументе. Бабушки продолжали одушевленно беседовать, я их уже почти не слушала – мне хотелось быстрей найти имя фамилию этого человека – Опарина Севостьяна Аверьяновича. Я быстро пробегажалась глазами по плитам с фамилиями; «к, л, м, н, о…» долгожданная «о»… И вот мои глаза останавливаются на имени Опарин Севостьян Валерьянович. Сперва мне ничего не показалось странным – я долго всматривалась в буквы, пыталась представить жизнь этого человека, его родственников…Но после, в своем блокноте (издержки профессии, тезисы из разговора бабушек я записывала кратко в блокнот) я увидела фамилию этого же человека, но с совершенно другим отчеством. «Странно», - подумала я. Возможно бабушки ошиблись.

Странное чувство, почему-то мне всем сердцем, всей душой захотелось узнать об этом человеке поближе и выяснить все о его отчестве. Я оглянулась по сторонам, бабушки уже, к сожалению, отошли на приличное расстояние. Однако это не остановило меня. Посмотрев еще раз на плиту с уже такой знакомой сердцу фамилией, я побежала к бабушкам...

Через несколько минут мы уже оживленно разговаривали. Мои новые знакомые, как только я к ним добежала, мягко улыбнулись своими самыми добродушными старческими улыбками, усадили меня на ближайшую лавочку и принялись рассказывать об имени на монументе Опарин Севостьян Валериянович. Я открыла свой блокнот и начала записывать…

Бабушки рассказали мне о том, что на монументе выгравировано неверное отчество Опарина Севостьяна, что его сын Опарин Анатолий совместно со своей младшей дочерью добивались устранения ошибки, однако пока неудачно. Анатолий предъявлял и справку в Тюменскую администрацию, в которой четко прописана фамилия имя и отчество его покойного отца и дата смерти. Бабушки долго еще рассказывали мне о войне, о сыне Севостьяна Аверьяновича, о том, что скоро обязательно будет изменено отчество на монументе и так далее. Одна из бабушек (к сожалению, они мне не представились) была какой-то родственницей Опарина Анатолия, сына Севостьяна Аверьяновича. Однако, на мои вопросы, кем бабушка приходится Опарину, она тактично не отвечала.

Распрощавшись с бабушками, я вернулась к памятнику и долго-долго всматривалась в фамилию и имя Опарин Севостьян, закрывая неверное отчество рукой…Мне так хотелось в тот момент взять и переделать это отчество, забетонировать одну строчку и заново выгравировать новые буквы «АВЕРЬЯНОВИЧ»…

«Они обещали исправить», - вспоминала я слова бабушек.

«Дай Бог», - думалось мне…

Этот человек погиб во время войны в возрасте 37 лет. Так хочется всего лишь немного и мне, и его родным, чтобы на монументе было верное имя, чтобы бетонные плиты памятника помнили о нем вечно… Чтобы когда-нибудь его правнуки, праправнуки услышали историю о их предке, который жил и погиб в военное время. И чтоб они увидели верные буквы на обелиске, Опарин Севостьян Аверьянович и гордились бы тем, что память об их прадеде будет жить вечно…

Виктория Тихонова

Отрицательный голосПоложительный голос (+19 рейтинг, 23 голосов)
Loading ... Loading ...
Опубликовано 06 Июн 2012 в 11:23.
В рубриках: Виктория Тихонова, Колонка журналиста.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

Распечатать запись Распечатать запись

RSS комментарии этой статьи

Комментарии»

Комментариев нет.

Имя (обязательно)
E-mail (обязательно - не публикуется)
Ваш комментарий (уменьшить поле | увеличить поле)
Вы можете использовать <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong> в своём комментарии.
*

Ссылки на эту запись

Архив

Свежие записи

Блоги

ПУТЬ В МОНАСТЫРЬ (II часть)

74610747_4230267_50828466_1257520994_insightb
«Проповедью должны быть наши жизни, а не наши слова»
Томас Дже
фферсон
 
 
     В первой части нашей беседы о ...

18 Фев 2015 | Ваш отзыв | Далее

Диалоги

Петька пылил ногами. Теплая земля согревала босые ступни. Мелкие камни забивались между пальцев. Покусывал тонкий золотистый стебель пшеничного колоса.  В потной ладони сжимал очищенные зерна.
Солнце припекало макушку.

Тропа ...

15 Фев 2015 | Ваш отзыв | Далее