Ищи, кому выгодно: в деле об убийстве Хлебникова появится новый заказчик?

Пол Хлебников

Семь лет назад в Москве от пули наемного убийцы погиб американский журналист, главный редактор русской версии журнала Forbes Пол Хлебников. Это преступление до сих пор не раскрыто, хотя следствие уверяло, что заказчик установлен, исполнители задержаны, и вина их полностью доказана. Тем не менее, суд присяжных обвиняемых оправдал. Дело отправили на доследование, и в настоящее время оно пребывает в «подвешенном» состоянии, поскольку других подозреваемых у следственных органов, судя по всему, пока нет.

Однако в распоряжении автора этой статьи оказались некоторые факты и документы, позволяющие предположить, что следствие изначально пошло по неверному пути. И тех, «кому выгодно», нужно было искать не в горах Чечни и не в Англии, а гораздо ближе.

41-летний Пол Хлебников был убит 9 июля 2004 года, неподалеку от редакции Forbes, которая находится в доме 16 «а» на улице Докукина в Москве. Киллер подстерег журналиста, когда тот вечером после работы направлялся к станции метро «Ботанический сад», и в упор расстрелял его через окно автомобиля. После покушения Хлебников прожил чуть больше часа и скончался в 20-й городской больнице, куда его привезли для оказания медицинской помощи.

Так на свет появилось громкое уголовное дело, благодаря которому российские правоохранительные органы показали себя не с самой лучшей стороны. Потому что на сегодняшний день, после многолетних попыток следствия найти виновных, в деле об убийстве главного редактора российского Forbes по-прежнему остается больше вопросов, чем ответов.

«Чеченский след» не выявлен

У Пола Хлебникова, который занимался журналистскими расследованиями вплоть до самой своей гибели, врагов хватало. В том числе, среди отечественной элиты бизнеса – достаточно вспомнить публикацию в майском номере журнала списка 100 самых богатых людей России. Смерти журналиста мог также желать скандально известный опальный олигарх, проживающий в настоящее время в Лондоне. Расследователь опубликовал о нем нелестную статью в американском Forbes, а впоследствии выпустил документальную книгу под названием «Крестный отец Кремля Борис Березовский или история разграбления России». Тем не менее, следствие почему-то сразу и безоговорочно решило, что убийство главного редактора русской версии журнала – дело рук чеченских экстремистов. А именно – Хож-Ахмеда Нухаева по кличке Хожа, ставшего героем вышедшей в 2003 году книги Хлебникова «Разговор с варваром». Якобы, бывшему вице-премьеру Ичкерии не понравилось, как автор о нем отзывался, и он решил отомстить, наняв для этой цели участников чеченской ОПГ в Москве, которые спланировали и осуществили карательную акцию.

И вот, в июне 2005 года Генеральная прокуратура России объявила об окончании следствия. В итоге на скамью подсудимых сели непосредственные исполнители убийства Казбек Дукузов и Муса Вахаев, а также московский нотариус Фаиль Садретдинов. Последний проходил по другому эпизоду – покушению на убийство некоего Алексея Пичугина, объединенному с делом об убийстве Хлебникова из-за «общего» киллера – Дукузова. Впрочем, доказательства против всех троих оказались настолько слабыми и неубедительными, что судебный процесс, по сути, превратился в фарс.

- Никто бы не поверил, что можно отдать в суд дело, единственным доказательством по которому является часть отпечатка Вахаева на машине, – рассказал адвокат обвиняемого Садретдинова Руслан Коблев. – Тем более что машину обнаружили сразу, а отпечаток – потом. На сиденье автомобиля нашли также волокна от его свитера, а на суде выяснилось, что этот свитер был куплен женой Вахаева в сентябре – то есть, через три месяца после убийства Хлебникова. И так – во всем…

По словам Коблева, он все время ждал, когда же следствие начнет представлять настоящие доказательства. Потому что даже присяжные не верили тому, что до них пытался донести государственный обвинитель. Генпрокуратуре нужно было в кратчайшие сроки раскрыть резонансное дело. В результате – по небрежности следователей или чьему-то указанию свыше, чеченцы оказались самыми подходящими кандидатами на роль убийц, а «варвар» Нухаев – самым удобным заказчиком.

- Почему отметали другие версии? Да потому, что где-то там, в горах, ходит мужик с бородой, – считает Руслан Коблев. – И как его не назови – Нухаевым, Умаровым, Бейсултановым – российские присяжные скушают это. Да и в этом случае доказательства были настолько слабыми, что даже они не поверили в виновность чеченцев. Вообще, нужно знать менталитет чеченцев, – продолжает Коблев. – Этот самый предполагаемый заказчик по поводу выхода книги зарезал стадо баранов и устроил праздник – как же, о нем написали! Да он счастлив был, и ни о какой мести не думал…

- Против обвиняемых не было вообще никаких доказательств, – поддерживает его адвокат Мусы Вахаева Руслан Хасанов. – Кстати, о невиновности моего подзащитного говорит также то, что он, после того, как его выпустили под подписку о невыезде, даже не пытается скрыться. Живет в Москве с семьей, регулярно ходит отмечаться в полицию…

Чего, впрочем, нельзя сказать о Дукузове – сразу после освобождения тот уехал в Чечню, и в настоящее время, по некоторым данным, живет за границей. Это неудивительно – помимо недоказанного обвинения в убийстве Пола Хлебникова, на нем висит подозрение в убийстве экс-премьера Чечни Яна Сергунина и активное участие в чеченской ОПГ, действовавшей на территории Москвы и, по некоторой информации,  Тольятти. Но даже если все, в чем его обвиняют – правда…

- Все равно, так – не доказывают, – считает Руслан Коблев.

Есть и другие свидетели, косвенным образом опровергающие версию с «чеченским следом». Так, соседка Пола Хлебникова по подъезду показала, что за неделю до убийства в квартире журналиста перестал работать телефон. С местного узла МГТС был вызван мастер, который, по его показаниям, не смог попасть в подъезд, так как там установлен домофон, а на звонки никто не отвечал. Ремонтник проверил целостность линии до подъезда и убедился, что все в порядке – следовательно, проблема была в распределительной коробке на этаже или в самой квартире. Тем не менее, через некоторое время телефон заработал – несмотря на то, что никто из мастеров местного телефонного узла к нему не прикасался. Еще соседка рассказала, что незадолго до гибели Хлебникова слышала, как на лестничной площадке кто-то «тяжело дышал», а в день убийства журналиста видела «молодого человека спортивной внешности, светловолосого, в комбинезоне с надписью «МГТС», который копался в распределительной коробке на площадке, где находится квартира Хлебникова. По описанию уже понятно, что это явно был не чеченец. К тому же он не являлся и официальным мастером – по словам работников МГТС, данный участок линии обслуживают лишь три ремонтника, среди которых нет человека с описанной внешностью. Более того, всех троих работяг показали соседке, однако та ни в ком из них не опознала «спортивного светловолосого молодого человека». Тем не менее, несмотря на эти показания, телефонная линия Хлебникова так и не была проверена на возможность постороннего подключения. Между тем, напрашивается вывод – разговоры главного редактора российского Forbes прослушивали, а за квартирой следили. А 9 июля, по-видимому, зная, что журналист домой уже никогда не вернется, сняли «прослушку». И вряд ли это были чеченцы. По тому, как аккуратно и чисто все было проделано, можно заключить, что данная операция – по крайней мере, по организации прослушивания телефона – дело рук российских спецслужб – пожалуй, единственных, кто имеет такую возможность. И это опять-таки наводит на мысль, что в деле об убийстве Хлебникова все не так просто, как хотело бы представить следствие.

Версию ФБР признать несостоятельной

Вообще в этом деле много странностей. Например, другие возможные версии убийства Пола Хлебникова – отличные от «чеченского следа» – даже не проверялись. Впрочем, Генпрокуратура все же отправила запрос в Федеральное бюро расследований США – с просьбой допросить родственников погибшего журналиста и выяснить, чем тот занимался в последнее время. Ответ не замедлил себя ждать: по мнению американских специалистов, в деле существовало лишь одно перспективное направление для следствия – многомиллионные махинации с московской недвижимостью.

«…Журналистские проекты, находившиеся на момент его (П. Хлебникова – прим. автора) смерти на разных стадиях реализации, включали серию статей о градостроительстве, недвижимости и архитектуре Москвы, – написали фэбээровцы своим российским коллегам в официальном ответе на запрос. – Хотя обычно Пол держал рот на замке, когда речь заходила о его журналистских расследованиях, нам все же сообщили, что не так давно он рассказал об одном проекте, которым он был занят, и описал его как «крупный и пугающий», «очень крупный», добавив, что у него имелся «компромат» на Елену Батурину, жену мэра Москвы Юрия Лужкова. Остальные его проекты характеризовались как «мелочь», по сравнению с вышеупомянутым. Согласно другим источникам, Пол Хлебников утверждал, что ему известно о Батуриной такое, на фоне чего действия Березовского «кажутся детской игрой»… Больше о проекте ничего сказано не было. Но, возможно, он касался роли Батуриной в градостроительстве и реализуемой в Москве реконструкционной программой, а также ее отношений с чеченскими лидерами. Однажды Пол сказал, что он «возмущен» связями Лужковых с чеченцами…»

Незадолго до гибели, Хлебников, по некоторым данным, заинтересовался убийством американского бизнесмена Пола Тейтума, которое произошло в Москве в ноябре 1996 года. За девять лет до случившего, тот приехал в Россию с целью открыть свое дело.  Так появилось СП «Интурист – Радамер гостиница и Деловой центр», в состав которого вошла гостиница «Редиссон-Славянская». Тейтум владел 40% акций, его американские партнеры – группа Radisson Hotel – 10%. Остальные 50% акций СП принадлежали российской  стороне в лице Госкоминтуриста, а впоследствии – правительству Москвы. До января 1995 года все шло нормально, пока исполняющим обязанности генерального директора «Редиссон-Славянской» не был назначен Умар Джабраилов. Поняв, что его отодвигают на второй план, Тейтум попытался было договориться со столичными властями, однако ему это не удалось. И тогда бизнесмен написал письмо генеральному прокурору РФ Юрию  Скуратову, в котором подробно изложил все обстоятельства дела, а также тот факт, что за возвращение нынешнего положения дел на «круги своя» в правительстве Москвы с него требуют взятку в 1 млн. долларов, половина из которых предназначалась Умарову в виде «отступного». Это письмо стало его смертным приговором – спустя несколько месяцев Пола Тейтума застрелили в подземном переходе возле Киевского вокзала, когда он направлялся на деловую встречу.  Гостиницу же после инцидента стали называть «чеченской». Возможно, Хлебников узнал что-то, что могло прояснить, какую роль во всей этой истории сыграли Юрий Лужков и его супруга Елена Батурина. Кроме того, главный редактор русского Forbes активно «копал» под действия столичного мэра в отношении городских памятников архитектуры, которые тот целенаправленно уничтожал, дабы использовать «зря пропадающее» место под строительство торговых центров, подземных паркингов и т.д. И если причиной гибели Пола Хлебникова явилось именно это расследование, то становится ясно, почему «лужковско-батуринская» версия следствием не рассматривалась.

Как, впрочем, не  рассматривались и другие версии, касающиеся российских бизнесменов и крупных коммерческих структур. Так, например, следователям было известно, что  журналист незадолго до смерти получил документы, проливающие свет на хищения акций «Связьинвеста». Всех замешанных в истории с передачей компромата людей допросили, однако никаких дальнейших действий для проверки этой информации не предпринималось. Также Пол Хлебников в последние дни своей жизни заинтересовался убийствами журналистов в Тольятти. Эти факты привлекли его внимание в процессе сбора информации о финансировании чеченских бандформирований через этническую ОПГ, занимавшуюся хищениями на «АвтоВАЗе». Хлебников хотел получить копии документов, обнаруженных на рабочем столе погибшего главного редактора газеты «Тольяттинское обозрение» Алексея Сидорова. Это были счета и схема, по которым двигались деньги.  2 июля 2004 года он созвонился с Кареном Нерсисяном – адвокатом родственников погибшего журналиста – и договорился о встрече, но не успел переговорить с ним, потому что спустя несколько дней сам стал жертвой наемного убийцы. Версия с «АвтоВАЗом» тоже не проверялась. Да и зачем? Ведь вариант с «чеченско-варварским следом»  был на тот момент наиболее удобным и безопасным – как говорится, и волки сыты, и овцы целы.

Улики и свидетели

Не менее странные в деле об убийстве главного редактора русского Forbes также доказательства и свидетели. И этот факт говорит либо о полном непрофессионализме участников следственной группы, сформированной в Генеральной прокуратуре РФ специально для раскрытия этого нашумевшего преступления, либо, что еще хуже – о нарушении последними закона. А именно – в деле невооруженным глазом просматривается фальсификация улик и свидетельских показаний.

Например, следствие пришло к выводу, что в Хлебникова стрелял один человек, из пистолета «Макаров» («ПМ»). И вот здесь сразу же начинаются несоответствия. Так, на месте преступления были обнаружены 9 гильз и одна пуля. Еще три пули были извлечены из тела погибшего, и одна – из его рюкзака. И они были… разные. Три – стандартные, от «ПМ», которые также могли быть выпущены из автоматического пистолета «Стечкин». А еще две – внимание! – от служебного пистолета «ИЖ-71», так называемого «пистолета охранника», или же импортного оружия, к примеру – «Браунинга». Теоретически, ими можно было выстрелить и из «ПМ». Однако независимые эксперты утверждают: в последнем случае велика вероятность, что пистолет заклинит. Дело в том, что гильза патрона от «ИЖ-71» несколько тоньше стандартной «пээмовской» гильзы, за счет содержания в ней меньшего количества порохового заряда. Так мог ли киллер, собирающийся совершить убийство за большие деньги, рисковать подобным образом? Ответ однозначный – нет.  Но тогда получается, что стреляли из двух видов оружия. На это обратили внимание даже судмедэксперты, в чьи обязанности не входит проведение баллистической экспертизы. Они же, кстати, заметили, что выстрелы были сделаны с разного расстояния – что также маловероятно, если стрелял один человек с одной точки, в данном случае – из окна автомобиля. Кроме того, магазин «Макарова» вмещает всего 8 патронов. Гильз же обнаружили 9. Из этого напрашиваются следующие выводы. Во-первых, если, как утверждает следствие, стреляли только из «ПМ», преступник должен был перезарядить оружие – на что у него, по показаниям свидетелей, просто не было времени. Во-вторых, если стреляли из автоматического пистолета «Стечкина» – а свидетели утверждали, что слышали «очень частые» выстрелы – как, опять же, объяснить разные пули? В-третьих, по показаниям свидетелей, видевших «длинную черную трубку», высунутую из окна автомобиля и слышавших негромкие выстрелы, похожие на «пневматические», можно заключить, что убийца использовал глушитель. По мнению независимых экспертов, устройство для бесшумной стрельбы из пистолета неэффективно на расстоянии дальше, чем 1,5 – 2 метра – по причине того, что очень сильно «крадет» прицельную дальность оружия и его убойную силу. Следовательно, здесь снова встает вопрос о том, как могло получиться, что выстрелы были сделаны с разного расстояния – одни, по заключению судмедэкспертов, «в пределах действия капсюльного состава» (то есть, на расстоянии максимум до 2-х метров), другие – с более дальней дистанции? И, наконец, самый интересный вопрос: почему все гильзы оказались снаружи, а не внутри машины? Ведь действие выбрасывателя пистолета таково, что гильза после выстрела вылетает по траектории «под небольшим углом вверх – вправо – назад», то есть большинство гильз, если не все, должны были остаться внутри салона автомобиля. Это если, опять же, верить показаниям свидетелей, которые заявляли, что видели именно торчащий из окна машины ствол, а не руку с пистолетом. Тем не менее, в автомобиле не обнаружили ничего похожего на гильзы и следы пороховых газов – которых там по определению не могло не остаться, если стрельба велась из салона через окно.

Затем – сам автомобиль. Свидетели убийства в один голос утверждали, что видели черный «ВАЗ-2115», в отличном внешнем состоянии, блестящий и выглядящий «как новый». Номера машины никто не запомнил, кроме проезжавшего мимо автомобилиста – о нем речь пойдет позже. Автомобиль же, который спустя сутки обнаружили возле дома 165 по Проспекту Мира – в нем еще нашлись хлопчатобумажные перчатки, а также отпечатки пальцев Вахаева и т.д. – был уже темный, цвета «мокрый асфальт». Об этом говорят видевшие его дворники и жильцы близлежащих домов, которые с уверенностью утверждают, что машина была «темная, но не черная». А вот дальше, помещенный на стоянку Генеральной прокуратуры РФ «ВАЗ-2115», каким-то загадочным образом вновь «почернел». При этом он утратил свой внешний лоск, «постарел» на несколько лет и покрылся в разных местах ржавчиной, а также… сменил колеса. По словам Руслана Коблева, адвоката обвиняемого Садретдинова, все три машины были разными. Первую – на которой скрылся убийца – так и не нашли. Вторая – обнаруженная во дворе дома на Проспекте Мира – была случайная, более-менее подходящая по описанию – однако здесь не угадали с цветом, поэтому свидетелям для опознания этот конкретно автомобиль не предъявлялся. И, наконец, третья машина – последняя. С ней, впрочем, тоже вышла промашка: авто оказалось далеко не новым, как то, которое видели свидетели. Кроме того, имеются фото машин №2 (в деле) и №3 (у адвоката Коблева). Так вот – найдите отличия! – у этих автомобилей разные колеса. Впрочем, подобные автомобильные «пятнашки» объясняют, почему в салоне машины не были обнаружены гильзы и пороховые следы – их там попросту не могло быть, потому что на данном конкретном авто убийство не совершалось.

А как же обнаруженные в машине перчатки, фрагмент отпечатка пальца Вахаева на стекле передней водительской двери, а также микрочастицы от его и Дукузова одежды на сиденьях? Что касается перчаток – никаких биологических следов предполагаемых убийц на них обнаружено не было. А остальное пусть объясняют те, кто эти «улики» обнаружил и исследовал. Но и это еще не все. Свидетели говорят, что в момент покушения на Пола Хлебникова, на месте преступления была еще одна подозрительная машина, которую впоследствии так и не нашли, или просто не стали искать. Тем не менее, возможно, именно из нее стрелял «дублер» киллера – это единственное, что объясняет выстрелы, сделанные с разного расстояния и из разных видов оружия.

И, наконец, свидетели. По показаниям людей, говоривших с раненым журналистом, Хлебников сказал, что в него стрелял «темноволосый (черноволосый) русский в черной одежде». Тем не менее, следствие все же решило, что киллер – кавказец, с характерной для этого народа внешностью. Далее. В числе случайных свидетелей убийства присутствует некий Алексей Селезнев, показания которого, мягко говоря, вызывают сомнение. По словам свидетеля, он якобы в момент совершения преступления ехал по улице Докукина, чтобы забрать жену с работы. И в какой-то момент вдруг увидел следующий за ним черный «ВАЗ-2115», который на большой скорости попытался его обогнать по встречной полосе, а затем свернул во дворы. При этом он даже запомнил номер авто – 080 – который и был впоследствии обнаружен на машине, припаркованной возле дома 165 по Проспекту Мира. Однако в распоряжении автора этой статьи оказалась распечатка номера сотового телефона Селезнева, т.н. «биллинг». И вот тут-то выяснились очень интересные подробности в отношении этого, с позволения сказать, свидетеля.

Начать с того, что подозрение вызывает уже сам протокол его допроса. На титульной странице бланка обычно указывается фамилия следователя или иного лица, которое проводило допрос. Соответственно, подобным образом были оформлены все протоколы в деле. На протоколе же Селезнева никаких данных о том, кто его допрашивал, нет. А дальше – еще любопытнее. Так, согласно биллингу, этот свидетель в течение долгого времени до и после убийства Хлебникова постоянно проживал за городом, и на улице Докукина впервые появился только 9 июля – в день совершения преступления. Таким образом, его рассказ о том, что он регулярно пользуется этим маршрутом и встречает жену с работы, не выдерживает никакой критики. Особый же интерес вызывает маршрут передвижения Селезнева в день убийства главного редактора русского Forbes. Итак, 9 июля 2004 года, с 9.23 и до 20.23 он находится в Подмосковье. Около половины девятого вечера ему звонит некий Сергей с номера 8 (926) 231-хххх, после чего Селезнев выдвигается в Москву. В 21.26 «свидетель» уже находится в районе ГКБ №20 – куда спустя некоторое время привезут умирающего Хлебникова. Затем, в 22.06 – он на улице Докукина, неподалеку от места преступления. В 8.29 следующего дня – Селезнев снова на Докукина, после чего, в 9.16, его телефон запеленгован вблизи улицы Вешних Вод, где расположено УВД СВАО. Далее, Селезнев опять выезжает за город, но в 18.13 вновь прибывает на место убийства Хлебникова, откуда через пять минут уезжает, чтобы в 7.37 следующего дня  – уже 11 июля – снова вернуться… на улицу Докукина. Во время своих передвижений он постоянно созванивается с таинственным Сергеем – тем самым, который в день убийства Хлебникова вызвал его в Москву.

Итак, подводя итоги, можно предположить, что: во-первых, Селезнев один из всех свидетелей видел на машине убийцы номер 080 – следовательно, он  - единственный, через кого этот гоззнак «привязывается» к обнаруженному впоследствии автомобилю. Во-вторых, почему на протоколе допроса Селезнева не указана фамилия того, кто его допрашивал – опасались возможных последствий в случае, если вскроется фальсификация? В-третьих, зачем два последующих дня – в субботу и в воскресенье, между прочим – этот «свидетель» приезжает рано утром на улицу Докукина – туда, где было совершено преступление? И наконец – что Селезнев делал незадолго до убийства Хлебникова в районе 20-й больницы?

Имеется свидетельница, чьих показаний нет в деле, которая находилась в приемном покое больницы, когда туда привезли смертельно раненого журналиста. По ее словам, в это время в отделении «нельзя было найти ни одного врача». Весьма «удачно» застрял и лифт – на целых 25 минут, из-за чего у Хлебникова не осталось никаких шансов на выживание. Кстати, лифтера-таджика впоследствии так и не нашли, что тоже наводит на определенные размышления. В связи с этим возникает вопрос: не связано ли пребывание Селезнева в больнице с вышеописанными «непредвиденными» событиями? А если связано – то по чьему указанию?

Кстати о том, что Селезнев не является обычным свидетелем, говорит также факт, что в суде он допрошен не был. Потому что, скорее всего, ему были бы заданы все перечисленные выше вопросы, отвечая на которые он мог сам впоследствии оказаться на скамье подсудимых – по обвинению в даче заведомо ложных показаний. А за это, как известно, предусмотрена уголовная ответственность.

И что же дальше?

Сегодня по поводу дела об убийстве главного редактора русской версии Forbes Пола Хлебникова официально известно лишь то, что срок следствия продлен до 19 сентября нынешнего года. Об этом сообщила адвокат Лариса Масленникова, представляющая интересы семьи погибшего журналиста. Также у следственной группы, занимающейся расследованием убийства, сменился руководитель – теперь ее возглавляет старший следователь по особо важным делам СК РФ, генерал-майор юстиции Петрос Гарибян. И очень хочется верить, что киллеры и заказчики все-таки будут найдены – настоящие, а не те, которые на данный момент удобны властям. Потому что иначе подобные убийства будут продолжаться – ведь ничто так не стимулирует преступников к действиям, как уверенность в собственной безнаказанности.

Ольга Питиримова

Отрицательный голосПоложительный голос (0 рейтинг, 2 голосов)
Loading ... Loading ...
Опубликовано 26 Июл 2011 в 10:28.
В рубриках: Колонка журналиста, Люди, Ольга Питиримова.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

Распечатать запись Распечатать запись

RSS комментарии этой статьи

Комментарии»

Комментариев нет.

Имя (обязательно)
E-mail (обязательно - не публикуется)
Ваш комментарий (уменьшить поле | увеличить поле)
Вы можете использовать <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong> в своём комментарии.
*

Ссылки на эту запись

Архив

Свежие записи

Блоги

ПУТЬ В МОНАСТЫРЬ (II часть)

74610747_4230267_50828466_1257520994_insightb
«Проповедью должны быть наши жизни, а не наши слова»
Томас Дже
фферсон
 
 
     В первой части нашей беседы о ...

18 Фев 2015 | Ваш отзыв | Далее

Диалоги

Петька пылил ногами. Теплая земля согревала босые ступни. Мелкие камни забивались между пальцев. Покусывал тонкий золотистый стебель пшеничного колоса.  В потной ладони сжимал очищенные зерна.
Солнце припекало макушку.

Тропа ...

15 Фев 2015 | Ваш отзыв | Далее