Страх. Чего и почему мы боимся

Внутренний мир каждого живущего на земле человека можно представить в виде абстрактной комнаты. У кого-то она вместительная, прямо-таки целые хоромы, у кого-то поменьше. Попадаются и такие каморки, что без слез не взглянешь.

Интерьер, обстановка – все это дело рук самого хозяина. Как правило, помещение выглядит благоустроенным, прибранным. Новые чехлы на мебели, больнично-белые занавески – будто тут никто и не живет. Но вот если приглядеться повнимательней, если, откинув покрывало, посмотреть под кровать, то можно увидеть бесстыдную кучу мусора. И тут под картиной на обоях обнаруживается дыра, штукатурка с потолка осыпается самым наглым образом, а цвет ковра под слоем пыли оказывается совершенно другим.
Ну а как же иначе? Всем нам нужно прятать от посторонних глаз свои маленькие досадные секреты, слабости, комплексы. И именно для этого в каждой комнате стоит шкаф. Он, плотно запертый, возвышается этаким грозным исполином – попробуй, сунься. Человек порой и сам избегает открывать его или попросту теряет ключ, чтобы даже гипотетического шанса не предоставилось. В этом шкафу хранятся наши страхи.
Да, фобии есть у каждого. Об этом еще в древности позаботилась матушка-природа, наделив свое прямоходящее творение самым главным инстинктом в жизни – инстинктом самосохранения. И пусть пылкий атлетически сложенный юноша сколько угодно клянется своей возлюбленной, что не боится ничего на свете, включая ее маму. Этот бравый молодец запросто может впасть в панический ступор при виде таракана или потерять сознание в кабинете дантиста.

Страх – это одно из самых феноменальных чувств, испытываемых человеком,  хотя бы потому, что подчас оно с завидным упрямством не поддается логике. Есть, конечно, исключения. Скажем, змеи, тарантулы и крысы далеко не каждому кажутся симпатичными зверушками. Вид крови не способствует поднятию духа и бодрому настроению. Замкнутые пространства ограничивают свободу и оказывают давящее воздействие на психику. Это все понятно.
Но вот почему есть люди, которые боятся клоунов? Или маленьких детей? Почему в некоторых вселяют ужас круглые предметы и отражающие поверхности? Наше воображение, без которого жизненная палитра разом лишилась бы всех красок, подчас играет с нами злую шутку.
Любопытно, что ощущение страха никогда не приходит в одиночку, принося с собой целый букет мыслей и переживаний. Главное, что движет большинством любителей триллеров и фильмов ужасов – адреналин. Именно этот гормон запускает в нашем организме сложный химический процесс, в результате которого сердце начинает биться, как пойманная канарейка, по коже пробегают мурашки, а все чувства воспаленно обостряются. И вот уже в человеке просыпается острый интерес ко всему загадочному и непознанному.
Дайверы, погружающиеся в пучины Лох-несского озера, или дотошные натуралисты, бродящие по джунглям Амазонки в поисках гигантской анаконды, вовсе не ищут неординарного способа свести счеты с жизнью. Кого-то влечет научный интерес, кто-то мечтает прославиться. Но в большинстве своем люди неосознанно стремятся к тому неповторимому ощущению драйва, которое подчиняет себе все человеческое существо.

И все-таки, откуда идут истоки наших фобий? Где та трещина, та ложбинка нашего сознания, в которую они проникают своими цепкими корнями, намертво впиваясь в его благодатную почву? Ответ прост – все страхи идут из детства.
Достаточно один раз в пятилетнем возрасте убежать от голодной собаки, чтобы испытывать неприязнь к этим вполне безобидным животным всю оставшуюся жизнь. Маленького мальчика, едва не захлебнувшегося в деревенском пруду, не затащить даже в самый дорогой аквапарк. А первоклассница Маша, испугавшаяся подвыпившего соседа Петра Юрьевича, имеет все шансы стать убежденной феминисткой.
Причина в памяти. В этой своеобразном информационном носителе нашего мозга, которому свойственно стирать все важные сведения и навсегда сохранять ненужные и неприятные моменты. Казалось бы, зачем помнить, как скрипели половицы по ночам в бабушкиной квартире или как тревожно-красным огоньком мигал в темноте телефонная база? Ан нет – засядет в голове, и никакими гипнозами не вытащишь.
Безусловно, огромный вклад в развитие и размножение самых разнообразных страхов внес, как ни странно, сам человек. Испокон веков существуют древние поверья, мифы, легенды, предание, служившие для усмирения буйных детей и для объяснения явлений, неподвластных человеческому разуму. В ту пору люди бережнее относились ко всему, что их окружало. Не вырубали заповедных лесов, боясь прогневать дриад и сатиров, не засоряли реки и озера, опасаясь гнева водных обитателей – нимф и русалок. Страх всегда сдерживал поведение человека, устанавливал для него определенные рамки. Мало кому приходило в голову устраивать пикник на древнем капище.
Человеческая фантазия услужливо породила целые миры, параллельные реальности, обитатели которых существуют по своим законам. Тролли, гоблины, ведьмы, упыри, вампиры – все это было соткано из пустоты силой мысли и облечено в довольно реалистичную форму.
Каждая эпоха диктует свои законы. Это обусловлено духом времени и всегда отражается на жизни и сознании людей. Научившись творить, человек, наряду с прекрасным и удивительным создает ужасное и отталкивающее. Сколько было изображений самых разнообразных монстров и чудовищ знает мировая культура, сколько книжных персонажей – маньяков и злодеев – вышло из-под пера вдохновленных писателей. Появление кинематографа открыло людям безграничные возможности для реализации собственных фобий. С экранов телевизоров сошли ожившие динозавры, зомби, приведения, оборотни и все это ради того, чтобы раззадорить среднестатистического зрителя, внести в его планктонно-офисную жизнь горстку острых ощущений. Страх помогает людям делать деньги, что само по себе очень удобно.
Забавно, что даже с появлением религии, разветвившейся множеством вероисповеданий, сект и конфессий, человечество не приглушило свой главный неистребимый страх, а напротив – стократно усилило его. Самый естественный, самый общий для всех, и вместе с тем – самый непонятный и зловещий – страх смерти живет в сердце практически каждого человека. Хорошо было древнему неандертальцу: мамонта завалил, от тигра удрал, и вроде живется вполне неплохо и больше ничего для счастья не нужно.
А потом человек научился мыслить. Это сгубило его в той же степени, в которой возвысило над другими видами. Мы не знаем, о чем думает убегающий от волка заяц, есть ли мысли у трепыхающейся на крючке плотвы, но очевидно одно – ужас перед уходом из жизни присущ всему, что дышит.

Проблема человека в том, что он попытался свой ужас понять и проанализировать.  Что там, откуда не возвращаются? Пустота, небытие, или же иная реальность… Каково это, лежать в душном гробу, служа пищей для крыс и червей? Останется ли сознание и память, и придется ли отвечать перед кем-то за все содеянное в этом мире?
Характерно, что представления об аде и рае нельзя уравновесить между собой. Спросишь любого, как он видит небесную жизнь, и получишь в ответ что-то пошлое, вроде цветущего сада и ягненка, играющего со львом.
А вот преисподняя – совсем другое дело. Тут тебе и сковородки для грешников, и крючья, и дыбы и всепожирающий огонь, и целый сонм жутких порождений загробного мира, от описания которых волосы встают дыбом. Просто ад почему-то легче представить. Будто бы билет давно куплен, и путеводители вызубрены наизусть.
Но как бы то ни было, конкретика, в любом ее виде, куда лучше неопределенности. Вспоминается Аркадий Иванович Свидригайлов из романа Достоевского “ преступление и наказание”, представлявший вечность в виде баньки с пауками. Вот где загнанность, обреченность, неизбежность. Вот где настоящий страх.  Даже далекий  от набожности  Раскольников приходит в ужас от суждений своего не слишком приятного собеседника. Ему-то надо на что-то надеяться, ему нельзя, чтобы смерть стала финальной точкой бытия.
Отсюда невольно напрашивается вывод, что страх – это сложная совокупность самых разнообразных факторов, среди которых можно и нужно подчеркнуть один, общий для всех – неопределенность. Мы боимся темноты потому, что не знаем, кто в ней прячется. Высоты потому, что еще не доводилось с нее падать. Мы боимся того, чего  не знаем, и что кажется нам необъяснимым.
И как бы далеко ни пошла наука, до каких бы высот ни добрался пытливый человеческий ум, наши страхи останутся запертыми внутри нас до тех пор, пока мы остаемся людьми.

Даша Суворова

Отрицательный голосПоложительный голос (+2 рейтинг, 2 голосов)
Loading ... Loading ...
Опубликовано 07 Авг 2012 в 14:26.
В рубриках: Колонка журналиста.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

Распечатать запись Распечатать запись

RSS комментарии этой статьи

1 комментарий»

Комментарий by Ирина Овчинникова
2012-08-07 14:30:34

Даша, добрый день!

я вам аплодирую — браво! статья, в которой есть чему поучится не только начинающим, но и профессионалам!

хочу похвалить ваш слог и уровень начитанности, эрудиции! а за отсыл к Достоевскому — отдельное спасибо — один из моих самых любимый писателей.

по тексту нет даже ни одной помарки, читается он легко, внутренняя ритмика тоже очень выверена.

почаще радуйте нас своими текстами!

удачи!

 
Имя (обязательно)
E-mail (обязательно - не публикуется)
Ваш комментарий (уменьшить поле | увеличить поле)
Вы можете использовать <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong> в своём комментарии.
*

Ссылки на эту запись

Архив

Свежие записи

Блоги

ПУТЬ В МОНАСТЫРЬ (II часть)

74610747_4230267_50828466_1257520994_insightb
«Проповедью должны быть наши жизни, а не наши слова»
Томас Дже
фферсон
 
 
     В первой части нашей беседы о ...

18 Фев 2015 | Ваш отзыв | Далее

Диалоги

Петька пылил ногами. Теплая земля согревала босые ступни. Мелкие камни забивались между пальцев. Покусывал тонкий золотистый стебель пшеничного колоса.  В потной ладони сжимал очищенные зерна.
Солнце припекало макушку.

Тропа ...

15 Фев 2015 | Ваш отзыв | Далее