Наполеон уездного масштаба

Не люблю сериалы. Примитивно, поверхностно, непрофессионально. Они в последние двадцать лет постепенно вытеснили с телеэкранов художественные полноформатные фильмы, заполонили экраны пресной, бессодержательной жвачкой, которая хороша под пивко, под поп-корн, в которых хорошо «отдыхать». А какую рецензию можно написать о фильме, в котором отдыхал? «Было хорошо, легко и весело, неплохо отдохнули, даже вздремнуть удалось, пока на экране стреляли…» Вот и все!

К сожалению другого кино уже почти нет. Приходится довольствоваться тем, что есть, а именно: сериалами.

Вышел очередной сериал: «Девять жизней Нестора Махно». Создан сей шедевр киноискусства на студии «ДомФильм» режиссером Н. Коптаном по сценарию Н. Болгарина и В. Смирнова, продюсер Владимир Досталь.

Почему именно девять жизней? Что за мистическое число? Личность Нестора Махно, настоящая фамилия Михненко (в исполнении В. Деревянко), незаурядная, и об одной-то рассказать — десятка на два серий материала хватит, наверняка было бы интересно, если постараться сделать хороший фильм. Но это — если постараться. Похоже, в последние двадцать лет никто в нашем кинематографе особенно-то и не старается, лепят, как попало. И эти девять жизней авторы фильма скомкали и наспех слепили из этого скомканного нечто, далекое от настоящего кино. А, в самом деле: ну чего стараться, чего жилы тянуть? Вон, американское кино: уж такое убогое и примитивное, однако заполонило все экраны, и от зрителей отбоя нет. Чего нам-то изощряться?

Так, или примерно так, по-видимому, думали авторы этого сериала, приступая к съемкам.

С первых же кадров видно: чтой-то не то. Какие-то нереальные селяне, и говорок у них фальшивый, а их украинский язык больше похож на белорусский. Все персонажи — украинские крестьяне!— молодые, розовощекие, белозубые, холеные, у всех на лицах в соответствии с последней модой трехдневная щетина, и у каждого на лбу написан если и не Московский университет, то уж одиннадцать классов — наверняка. Трудно представить себе такими сельских жителей, а еще труднее понять их революционный пыл. С такими-то ряшками — да в революцию? Им бы в самый раз малиновые пиджаки надеть, да по мобильнику в натруженные крестьянские руки!..

Что еще хотелось бы отметить относительно постановки фильма. Как известно, Махно орудовал в Гуляй-поле, это нынешняя Запорожская область, причерноморье. Зона степная и засушливая, летом беспощадное жаркое солнце, все вокруг выгоревшее, пожухлая трава, свернувшиеся листья на деревьях; естественно, все вокруг покрыто пылью, толстый ее слой лежит на всем: на листьях, на траве, — на всем! Куда ни глянь, все серое и унылое. В фильме же яркая изумрудная зелень, густые ее заросли укрывают буквально все вокруг. А местные жители, не смотря на летнюю жару, все в полушубках и в шапках. Странно…

В одном эпизоде показан спящий Махно. Видимо, в доме душно, он спит голый до пояса. Так в те времена сельские жители не спали, в любую погоду надевали длинные ночные рубахи. Голыми спать начали в наше время, по крайней мере — после войны!

Очень сомнительный эпизод с убийством местного священника. Наверное, поп и «стучал» в полицию, наверное, он вполне заслужил пулю, но обыгран этот эпизод очень плохо. И поп какой-то визгливый, истеричный. В свете нынешнего возрождения православия, на «дороге к храму», как-то это все не очень прилично выглядит…

Мелочи, конечно, но ведь жизнь-то из таких мелочей и состоит.

Очень невнятно показана царская тюрьма, а особенно — тюремщики. Только ленивый над ними не издевался, не оскорблял, не унижал. Казалось, еще немного, и арестанты начнут их пинать, давать подзатыльники.

Как известно, Махно еще в шестнадцатилетнем возрасте сколотил банду, которая занималась грабежами и разбоем, за что и попал в тюрьму. Был приговорен к смерти, но спас случай, смертную казнь заменили на каторгу… Смертный приговор арестанты встретили широкими белозубыми улыбками. Казалось, они бы впали в прострацию, если бы приговор был мягче. А уж как смело, как отважно и радостно шли эти бандиты на виселицу! Что твои революционеры!.. (Верится в это с трудом)

А как вел себя Махно в камере! Стучал бесконечно в дверь и орал благим матом: «Сволочи», «Твари поганые» (волки позорные!) и тому подобное… Человек, который это написал, он хоть представляет себе, что такое есть тюрьма?

А какая лексика! В царской тюрьме заключенные обращаются друг к другу: «братан!». Слово «братан» появилось в лексиконе зеков с подачи МВД в брежневские годы, примерно в одно время со словом «бабки». Почитайте Короленко, он много писал о каторжанах, у него таких слов нет. Но это еще не все. После революции офицеры пробивались на Дон, к Каледину. И эти офицеры, — офицеры!— обращались друг к другу: «мужики!» («снимай шинели, мужики!») Чем-то напоминает перестроечный фильм «Комедия строгого режима», где зеки репетируют пьесу о временах Октябрьской революции, и один из них, исполняющий роль Дзержинского, говорит: «Это кто здесь не выполняет решение Центроболта?»

Понятно: главное было показать эпоху, отважного и бескорыстного вождя анархистов, и не так уж и важно — как разговаривали при этом окружающие. Но ведь и эту задачу режиссер не выполнил. Как хотите, а на экране — обыкновенные бандиты! А время что-то уж очень современное, какое-то уж очень сегодняшнее.

Приехавший от большевиков агитатор как-то уж очень неуклюже призывает крестьян поддержать Советскую власть, при этом — угрожает: смотрите, пожалеете потом! Приехал агитировать — и угрожает! Тут же стоит народный герой Махно, с саркастической усмешкой на устах слушает оратора, и лишь изредка подбрасывает каверзные вопросы, отчего большевистский агитатор потеет и становится в тупик. Ну, понятно, большевики — тупые и неуклюжие, а махновцы — они же все крестьяне, а крестьянам присуща извечная народная мудрость! Этот прием в кинематографе не нов. Так показывали царских жандармов и отважных революционеров, так изображали глупых и трусливых немцев и смелых партизан во время войны, так изображали злых американцев в эпоху холодной войны!..

Вызывает сомнение эпизод, когда Махно от щедрот пообещал Питерскому пролетариату два вагона хлеба, и тут же его поддержали все мужички. Крестьянин по своей природе прижимист, хлеб ему дается большим трудом, и разбрасывать его вот так запросто, целыми вагонами, для каких-то пролетариев… Все это — плохие выдумки!

Само собой, не обошлось без «любвей». Молодой офицер, барин, чудом избежав смерти, прибился полуживой к местной «ведьме». Не успел очухаться, как тут же потащил эту «ведьму» в постель… (Ой, плохо! Ой, халтура!)

А как создавалась махновская армия? В особняке местного барина, под вопли рожающей женщины, за рюмкой водки решили: создадим армию и не пустим германца в Таврические степи. На осторожное замечание одного из участников, что, мол, немецкая армия — великая сила, идти против нее — что на быка переть, Махно весело отвечает, что-де, волки же нападают и на быков! И всё! Аргумент убийственный, все сомненья — прочь!

Конечно же, все это — фальш. Не для того создавал Махно свои отряды, чтобы защищать односельчан! Шла Гражданская война, и Махно, обладавший цепким крестьянским умом, враз сообразил, что в мутной революционной воде можно неплохо половить рыбки. Что он с успехом и делал. А нам теперь преподносят это, как революционную борьбу, как желание анархистов положить живот за други своя. Чушь!..

Сколько бы ни пытались нынешние сладкоголосые сирены петь славу подобным субъектам, они останутся навеки черным пятном в истории России. Понятно, хочется отметиться в очереди на шельмование большевиков, на очернение советской власти, но прежде, чем приниматься за дело, не лишнее было бы поработать над материалом, посидеть в архивах. Похоже, авторы себя не утруждали: надергали из Интернета каких-то весьма сомнительных фактов, и принялись лепить очередную «эпопею». А, скорее всего, даже и в Интернет не заглядывали. Слепили что-то, приблизительно подходящее и выпустили в эфир. «Пипл схавает!». И, судя по рецензиям, появившимся задолго до окончания сериала, уже «хавает»!

В советские времена Махно представляли разбойником, морфинистом, истериком… А большевики были отважные, справедливые и благородные. Вспомните, хотя бы, «Хождение по мукам». Сегодня — наоборот. Историческая наука у нас похожа на маятник, который качается в разные стороны, в зависимости от конъюнктуры, но вот достойно ли художника болтаться туда-сюда, — не уверен.

Фильм про Махно — это не сериал про содержанку олигарха, и не высосанная из пальца байка про ментов. Это — наша история! И подходить к ней надо очень аккуратно и ответственно. «Братан», «мужики» и прочее, это — ладно, но вот коверкать историю в угоду сиюминутной выгоде, это — брось!

Михаил Задорнов как-то предложил делать монументы с отвинчивающимися головами. Очень удобно: сменился вождь, отвинтили голову у памятника и привинтили новую. И все — довольны! Вот бы и в кино так! Раз — быстренько заменил какой-нибудь шаблон, или виньетку, и — все! Вчера это был вор и разбойник, сегодня — мудрый народный вождь, пламенный трибун, почти святой! Очередная эпопея готова. Какие перспективы открываются, а?

P.S. Скажу честно: не досмотрел до конца. Невозможно выдержать такое убожество!

Александр Лысенко

Отрицательный голосПоложительный голос (0 рейтинг, 2 голосов)
Loading ... Loading ...
Опубликовано 01 Июн 2009 в 11:14.
В рубриках: Александр Лысенко, Кино, Рецензия.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

Распечатать запись Распечатать запись

RSS комментарии этой статьи

Комментарии»

Комментариев нет.

Имя (обязательно)
E-mail (обязательно - не публикуется)
Ваш комментарий (уменьшить поле | увеличить поле)
Вы можете использовать <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong> в своём комментарии.
*

Ссылки на эту запись

Архив

Свежие записи

Блоги

ПУТЬ В МОНАСТЫРЬ (II часть)

74610747_4230267_50828466_1257520994_insightb
«Проповедью должны быть наши жизни, а не наши слова»
Томас Дже
фферсон
 
 
     В первой части нашей беседы о ...

18 Фев 2015 | Ваш отзыв | Далее

Диалоги

Петька пылил ногами. Теплая земля согревала босые ступни. Мелкие камни забивались между пальцев. Покусывал тонкий золотистый стебель пшеничного колоса.  В потной ладони сжимал очищенные зерна.
Солнце припекало макушку.

Тропа ...

15 Фев 2015 | Ваш отзыв | Далее