Герой не нашего времени

сатира левшаПремьера

На сцене театра Сатиры – премьера. 27 – летний режиссёр Андрей Денников поставил спектакль «Левша» - музыкальный балаган по мотивам повести Н.С.Лескова, пьесы Евгения Замятина и музыкальной комедии Владимира Дмитриева «Блоха». Это его первая постовка на сцене драматического театра.

Пересказывать сюжет про Левшу и блоху, наверное, не стоит, его и так все знают.

Спектакль веселый и смешной. Лубочные картинки сменяют одна другую. Декорации простые, и их совсем немного, но они забавны и точно работают на спектакль.  Актеры поют и танцуют. Причем музыка и голоса – «живые».

Шутят по делу и естественно. Зал взрывается смехом. Смешно, например, когда царь Николай находит в казне шкатулку с блохой и не знает, откуда она взялась. Он пытается расспросить об этом фрейлину Ефродиту Мурышкину, а она, древняя старушка, каждую минуту засыпает, начинает храпеть, падает и т.д. И ничего не может вспомнить, кроме своих любовных похождений.

Интересно решен образ Блохи: Английская Блоха – иностранка, танцующая канкан, и Блоха, подкованная тульскими мастерами – обрусевшая, в платочке, танцующая Комаринскую на иностранный манер.

Левша – простой мужик, не образованный, но гениальный мастер, который и сам не знает, что он гений. Искренний и веселый.

И вот так веселишься, смеешься и незаметно подходишь к финалу. А финал спектакля трагичен. Как весёлая, вдруг оборванная песня… Когда, вспоминая её слова, начинаешь  обобщать. В данном случае обобщаешь и понимаешь: а ведь речь идет о России, всегда трагичной в ее финалах. Сначала весело и беззаботно. А в конце – до слез.

И умирает Левша со своей маленькой правдой, которую обязательно хотел донести до царя. Не получилось. Не донес.

Умирает нелепо. Но в этой нелепости видишь закономерность. Его правда никому не нужна. И сам он как мастер, и тем более как человек никому не нужен. А жаль. И через эту жалость вспоминаешь о судьбе великой страны, о ее людях, разных и странных. Такие дела… И становится больно и страшно. И разноцветная балаганная сцена сменяется на горестную черно-белую.

Хороший спектакль, но лично мне не хватало голоса самого Андрея Денникова, его прекрасного голоса, которым он блистает в театре Образцова в своих спектаклях – сильных и ярких, где он поет, играет и танцует. Но об этом – чуть позже.

Театральный дневник

«Риголетто»

Чёрный занавес. Горбун Риголетто в  чёрном плаще.  Во  мраке белое пятно - его дочь. Она умирает. Несчастный Риголетто держит ее в  объятиях и бессильно мечется в своих страданиях. Стон, хрип и рыдания проникают в душу. Ужас, страх. Ощущение, будто сам дьявол забрался в тебя. «О, Джильда, ангел!»…

Глубокая тёмная тишь. Дочь умерла…

А теперь представьте себе, что дочь - это хрупкая кукла! Это совершенно перестаёшь замечать. Полное ощущение, что ОН плачет над своим ребёнком!  Вот так Он вживается в роль. И ведь ОН при этом поёт и партию Риголетто, и партию Джильды! Конечно, ОН великолепный певец и актер.

«Кармен»

Красное «пламя». Ослепительно кровавый  свет. Чёрный тореадор и властная Кармен страстно танцуют на сцене. Всё пылает любовью… Они оба  огненны и прекрасны. Их танец игривый и энергичный. ОН движется подобно ягуару. Тело напряжено, пот стекает со лба!

Я открыл для себя вторую грань этого человека – ЕГО великолепную пластику.

«Исповедь хулигана»

«Ты жива еще, моя старушка? Жив и я. Привет тебе, привет!» Мать-старушка в «старомодном ветхом шушуне» ждет в избушке своего сына. Вот она сидит, подперев ладонью щеку, за столом. Вот она подошла к печке… Вздохнула… Вот она выходит из избы и смотрит на дорогу… По моим щекам текут слезы…

В этом спектакле ОН три с лишним часа один на сцене со своими куклами. ОН поет, читает стихи, танцует, играет, помимо Есенина, несколько десятков ролей, в том числе, например, Айседору Дункан и Ленина, Пушкина и Царскую семью. Три часа – на одном дыхании. И все это ОН сам придумал, сам поставил, сам исполнил! Я думаю, он гениальный режиссер!

«Волшебная флейта»

На сцене буйство красок – целая радуга. На скамье сидит ОН и Папагено. Они выпивают и болтают так, как будто-то бы это пьяненький Папагено разговаривает сам с собой. Это ужасно смешная сцена! И вообще весь спектакль очень веселый, легкий, музыкальный, как праздник…

Персонажи спектакля  яркие, красочные. Папагено, весь в разноцветных перышках, напоминает и человека, и птицу. Когда он дрожит, каждое его пёрышко трепещет. Полное ощущение, что у неподвижного кукольного лица есть мимика. Завораживающее зрелище! ОН – фантастический кукловод.

«Бери шинель пошли домой»

Флаг СССР развевается как символ стремления к победе, с другой стороны, как приговор к смерти. Солдаты падают один за другим – падают замертво на глазах своих товарищей. Они идут в бой за Родину, а эти американцы и англичане с своих теплых кабинетах обсуждают помогать, не помогать…

В ЕГО глазах слезы. ОН собирает окровавленные, измятые письма  погибших солдат.  Ну, представьте, как тяжело, когда война окончена, ты жив, а все твои товарищи полегли в земле, пропахшей злым, уничтожающим дымом…

Наверное, надо быть настоящим гражданином и патриотом, чтобы поставить такой спектакль.

ОН – это Андрей Денников, режиссер Государственного академического центрального Театра кукол имени С.В.Образцова. Ему 27 лет.

Откуда он взялся?

А сначала было детство…

Там были замечательная мама и прекрасная бабушка. Бабушка, которая с детства приучала к классической музыке, и мама, которая помогала, направляла и поддерживала все увлечения ребенка. Там была танцевальная группа в большом детском хоре Гостелерадио под руководством Виктора Попова, с которой он обьездил мир и познал, что такое сцена, и спецшкола № 1113, где он изучал историю музыки, историю театра, мировую художественную культуру.

И именно там родился и, я думаю, живёт, тот самый маленький король из яичной скорлупы, которого он сам сделал, подражая увиденному Образцову. Он-то и определил его главный интерес в жизни – КУКЛЫ.   Их было много: марионеток, перчаточных, просто из веревочек, планшетных, - потом была целая кукольная страна с прекрасными дамами, королями, министрами и придворными интригами. Потом были школьные кукольные спектакли, в которых он, подражая мэтрам, постепенно пришел к сознанию того, что такое театр.

Именно там - в детстве, в театре Натальи Сац, в зале Андрея озарило чудо… Он дотронулся до балетной пачки Синий птицы. Эта загадочная птица околдовала, очаровала его…

Мне кажется, именно тогда, в этот момент, когда он дотронулся до волшебства, он привязался к театру навсегда. Может быть, тогда у Андрея «закончилось» детство…

А потом началась юность. Юность - сложная штука, надо выбирать. И он выбрал. Он поступил на историческо-филологический факультет РГГУ. Стало быть, всё. Детство ушло. Но не забыто. Чары Синей птицы остались в душе и сознании. Андрей уже не мог жить без света прожекторов, сцены и тёмного провала зрительного зала…

Он создал свой театр на Петровских линиях. И там снова были куклы. Мне кажется, что на сцене он опять превращался в маленького мальчика и начинал играть с куклами.

Здесь в юности он учился в университете, и работал, выступал в своём театре. И закономерно встал вопрос - театр или учёба в РГГУ. Угадайте, что он выбрал?

Он выбрал ГИТИС. Пришёл туда, как он сам говорит, «подобно Фросе Бурлаковой» из фильма «Приходите завтра». Он пошёл на факультет к Иоакиму Георгиевичу Шароеву и через два часа вышел на улицу студентом Российской академии театрального искусства. Он поступил на бесплатное отделение без блата. В середине года. Перед сессией.

Когда об этой шокирующей новости узнала мама, она приняла это, как должное. Как давно задуманное. Она - настоящая МАМА!

«Когда я поступил в ГИТИС, с потерей года на бесплатное отделение, я испытывал то самое счастье, которое редко испытывает человек в своей жизни. И для меня закончилась жизнь в бытовом смысле слова. Я превратился в человека только в творческом смысле слова».

С утра он учился, а вечером приходил в свой театр. Дома оказывался очень, очень поздно.

На четвёртом курсе ГИТИСа Андрей поставил моноспектакль «Маленькие трагедии» Пушкина в музее Ермоловой.

В Москву приехал француз - Ришар Мортен – посмотреть русские таланты. Когда в музее Ермоловой Ришар увидел спектакль Андрея Денникова, он пообещал пригласить молодого режиссёра во Францию на фестиваль.

Проходит время… Андрей заканчивает ГИТИС и получает приглашение в театр Образцова, который к тому времени практически уже потерял своего зрителя. И тут появляется Ришар – Андрей едет во Францию с постановкой «Маленьких трагедий», где имеет колоссальный успех.

Тут и начинается. Ришар финансирует постановки «Риголетто», «Кармен», «Волшебной флейты». Зал театра Образцова снова наполняется. А по Москве ползут слухи о новом молодом гении. В 2005 году он получает молодежную премию Триумф за заслуги перед отечественной культурой.

Денников - художник, Денников - режиссёр, Денников - актёр, Денников - кукловод, Денников - педагог, потому что у него появляется студия при театре Образцова… Еще Денников - вокалист, ещё Денников танцует… Самое фантастическое – это то, что ему удалось сохранить голос. Когда он ломался, Андрей продолжал петь высокие партии. И теперь он в своих спектаклях одинаково виртуозно исполняет и женские, и мужские партии, и только вживую. «Я считаю, что петь под фанеру – стыдно. Я считаю, что это кодекс чести артиста».

Андрей всегда был человеком не ординарным. Он любит классику. Не принимает экспериментов над ней. Он чтит старых мастеров и классическую школу театра. Он не понимает современной эстрады. Как он сам говорит, он  – человек не своего времени: «Печорин - герой своего времени, как о нём написал Лермонтов. В детстве я себя представлял Печориным. Потом Евгением Онегиным. А сегодня  я себя представляю Ленским – романтичный дурак…»

Мнение Денникова о театре Захарова: «Это не мой театр. Я не разделяю художественных взглядов Марка Анатольевича Захарова. Это что-то не моё. Когда в «На всякого мудреца довольно простоты» Островского превращают в какой-то капустник, в котором даже текста Островского не угадать… Впрочем, у Захарова есть свой зритель. И, слава Богу. Значит, его театр имеет право на существование. Но я считаю, что театр сегодня должен заниматься другими вещами. Театр должен не развлекать, не думать, как бы, что бы там эдакое… Театр сейчас должен «поднимать» и воспитывать зрителя. Иначе нация у нас будет абсолютно не воспитанная…»

Андрей «женат» на профессии. Вся его личная жизнь – в спектаклях. «У меня то дочь умрёт единственная, которую я оберегаю, то ребёнок напьётся, то у меня кот сметану сожрёт, то у меня Мазарини  кого-нибудь обворует в очередной раз… Всё очень сложно. Но всё это - моя семья».

Да, у Андрея такая семья…

Иногда и даже всегда Андрей так вживается в роль, что, например, говоря о спектакле «Риголетто», он рассказывает: «В финале я проживаю момент двухсекундной смерти. Я не чувствую ничего вокруг. Я даже не понимаю, когда занавес закрывается. Я падаю, и я даже не знаю, где я».

Но бывают минуты и сомнения: «Иногда думаешь о не справедливости. Ведь те люди, которые приходят на концерт какой-нибудь поп-звезды, поющей под фанеру, или псевдо-юмористический концерт, приходят и ко мне… И начинаешь задумываться о качестве аплодисментов, и становиться не по себе от таких странных мыслей. И меня тем самым вводят в заблуждение – а так ли я всё делаю»?

Так откуда же он взялся?

Ход ферзем

Мы договорились с Андреем сыграть «партию-блиц». Как в шахматах: вопрос – кнопка, ответ – кнопка. Мне показалось, что такой словесный поединок лучше раскроет его характер. Короче, мой первый вопрос был таким:

-         Готов ли ты честно отвечать на вопросы?

-         В данном случае готов. А что мне скрывать-то. У меня такая жизнь какая-то, «приходите – берите» называется.

-         Нужно ли говорить правду в лицо?

-         Да.

-         А ты ее говоришь?

-  В основном, да. Но иногда во мне побеждает моя жалость к людям, особенно бездарным. И я, жалея этих людей, не всегда им скажу правду в лицо, но я их не обману, я им лучше ничего не скажу. Или уйду от ответа.

-         А кто первым поверил в твое призвание, ты сам или окружающие?

-         В мое призвание первым поверил я. Сам в себя поверил. Верил бы в это кто-нибудь еще или не верил, это бы не имело никакого значения.

-         Что ты больше всего ценишь в себе?

-         Талант, потому что через это я благодарен Богу. Ну, и человеческое достоинство во мне есть.

-         А что тебе не нравится в самом себе?

-         В себе? Излишняя доброта. Мне это мешает в моей профессии.  И как показывает вся моя жизнь, это все никому не нужно.

-         А если у тебя все плохо: не ладится на работе, сдало здоровье, - что тебе помогает в таком состоянии?

-         Мы с мамой сядем, бывалочи, на кухне и по рюмочке выпьем. Помогает. Иногда это нужно. Напиваться – это омерзительно, не правильно, нельзя. Но выпить иногда можно. Ну, в баню схожу. Ну, кошку буду гладить.

-         Ради чего ты работаешь?

-         Я работаю, прежде всего, во имя тех духовных идеалов, которые у меня есть внутри. Я их воплощаю на сцене, и в конечном результате я это делаю во имя зрителя. Я это делаю во имя  человека, приходящего в мой театр.

-         Что тебя раздражает в людях больше всего?

-         Бездарность. Не люблю бездарных людей. Бездарных в искусстве. Не в жизни. Еще меня раздражает подлость в людях.

-         Завидуешь ли ты успехам другого человека?

-         Никогда. Наоборот, радуюсь за них и благословляю. Даже могу поцеловать в щеку.

-         На улице ты встречаешь человека, и он тебе предлагает деньги, популярность, поездку в Париж или хорошее место работы. Что ты выберешь?

-         Поездку в Париж. Нет, деньги тоже неплохо. Смотря сколько денег. Какой-то я алчный получился. Если бы мне предложили поездку в Париж, во-первых, с кем? С мамой съездил бы с удовольствием в Париж. Почему бы нет.

-         У тебя в руках золотая рыбка. Можно загадать одно желание. Какое?

-         Аквариум с золотыми рыбками. И с каждой чтоб по желанию. А если серьезно, самое, наверное, важное желание – чтобы бабушка, мама и я жили всегда вместе и никогда не умирали.

-         Еще вопрос. Кого бы ты хотел сыграть?

-         Хороший вопрос. Сейчас я очень хочу сыграть Царя Федора Иоанновича. Я мечтаю сыграть в «Трех мушкетерах» Ришелье. Ивана Грозного хотел бы сыграть. Мне интересен этот герой очень. Хотел бы в «Мертвых душах» сыграть мертвых душ. Фирса я бы хотел в «Вишневом саде» сыграть. Теоретически я бы хотел сыграть леди Макбет. Но не сам, а куклой, конечно. Вообще, счастье мое в том, что я сам себе режиссер.

-         Ты гений? Почему?

-         Потому. Честно говоря, думаешь иногда, но я на этом не заостряю свое внимание, слава Богу.

Андрей Кучеров

Отрицательный голосПоложительный голос (+8 рейтинг, 10 голосов)
Loading ... Loading ...
Опубликовано 01 Авг 2011 в 10:46.
В рубриках: Андрей Кучеров, Колонка журналиста.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

Распечатать запись Распечатать запись

RSS комментарии этой статьи

Комментарии»

Комментариев нет.

Имя (обязательно)
E-mail (обязательно - не публикуется)
Ваш комментарий (уменьшить поле | увеличить поле)
Вы можете использовать <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong> в своём комментарии.
*

Ссылки на эту запись

Архив

Свежие записи

Блоги

ПУТЬ В МОНАСТЫРЬ (II часть)

74610747_4230267_50828466_1257520994_insightb
«Проповедью должны быть наши жизни, а не наши слова»
Томас Дже
фферсон
 
 
     В первой части нашей беседы о ...

18 Фев 2015 | Ваш отзыв | Далее

Диалоги

Петька пылил ногами. Теплая земля согревала босые ступни. Мелкие камни забивались между пальцев. Покусывал тонкий золотистый стебель пшеничного колоса.  В потной ладони сжимал очищенные зерна.
Солнце припекало макушку.

Тропа ...

15 Фев 2015 | Ваш отзыв | Далее