Все умрут, а я останусь…

GERMANICAВ январе  этого  года  в  рамках «Закрытого показа» у Гордона был показан  фильм Валерии Гай Германики «Все умрут, а я останусь». После просмотра  фильма мною очень уважаемый Александр  Гордон честно сказал, что фильм ему не понравился, а объяснить внятно почему, он не может. Мне фильм не только не понравился, а вызвал чувство крайнего неприятия, и даже злости. И я точно знаю, почему.  Понять, с какого перепугу  абсолютно   документальную зарисовку  общественность вдруг вздумала  принять за полноценную картину,  не могу. Даже если это зарисовка получила специальный приз на  Канском  кинофестивале  2008  года  в конкурсе «Золотая камера» (за лучший дебютный полнометражный фильм) и была  удостоена  Особого упоминания жюри этого конкурса. Вот это я как раз очень даже понимаю. Членам жюри было очень  здорово, а некоторым даже весьма  радостно,   посмотрев вот на такое дерьмо со стороны,   почувствовать  себя просто человеком.  А не блудливой, абсолютно тупой, грязной, избитой насмерть, и ползущей на брюхе за косточкой дворовой, без роду,  без племени,  сучкой. И кинуть эту самую косточку  в виде утешительного приза  режиссеру и заодно стране, которую она имела наглость представлять. И которую предъявила миру вот такой, с подростками, у которого нет  прошлого и нет надежды на  будущее, без проблеска интеллекта и человечности в глазах, просто тварями и ничтожествами. И вот этого унижения моей страны я никогда не смогу простить Валерии Гай Германике.

Говорить об этом фильме невероятно тяжело. Для меня весь фильм состоит из отдельных деталей, крупных планов, которые сняты вполне профессионально. Но соединить  малюсенькие смысловые  кусочки в единое целое задача весьма непростая. В этой картине  нет полутонов,  и превалирует только скучно-серый цвет,  и  с каждым  последующим кадром краски  сгущаются,   и к концу ты просто вязнешь в тягучем тумане безысходности.

3Главных героинь в фильме Германики сыграли Полина Филоненко (Катя) , Ольга Шувалова (Вика) и  Агния Кузнецова (Жанна), прославившаяся после «Груза 200».  К актерам у меня вопросов нет, мы увидели достаточно приличные   актерские  работы. И вполне заслуженно актрисы получили премию за лучшую женскую роль Европейского кинофестиваля в Брюсселе. У меня вопросы к режиссеру. Абсолютно непонятно, зачем  Валерия  из вполне ладных, и выросших вовсе не в семьях нищих или бомжатников девочек сотворила  абсолютных идиоток. И где она видела таких зомбированных девчонок, с интеллектом третьеклассниц,  мысли которых ужасающе убоги и примитивны,  и по-настоящему их интересуют только три вещи: выпить, покурить и трахнуться наконец.

Все вышеперечисленное они с блеском осуществили на школьной дискотеке, куда стремились всей душой. Девчонки  в женском туалете, бездумно смеясь, пьют дешевое вино. Стаканами, некоторые прямо из горла бутылки. Жанне хватило пяти минут, чтобы напиться  до положения риз, а потом отключиться в собственной  блевотине.  Вика тоже благополучно отрубилась, попробовав первый в жизни «косячок» в компании громко ржущих бездумных и циничных старшеклассников.

endПуть Кати к дискотеке был самым тернистым, и попала она сюда вопреки всем: родителям, учителям, даже бывшим подружкам, которые ничтоже сумняшеся предали ее на счет раз. Мгновенно и жестко выкинули ее прочь, из головы и из жизни, потому что в ее лице они увидели угрозу своему личному благополучию. Она так рвалась на дискотеку, что, казалось, если бы  родители ее приковали дома к батарее наручниками, у нее хватило сил выбраться, и сиганула  бы она вниз с радостью даже не с первого, а с третьего этажа. Чтобы познакомиться с первым встречным мальчиком, открыть ему душу, и спустя несколько минут пробираться за ним по темному подвалу, и  там на жестком холодном полу коротко трахнуться, вряд ли испытав какие-нибудь чувства, кроме острого и минутного наслаждения. А потом пряча глаза, неловко одеваясь,  виновато шептать,  что вроде да, ничего, нормально, да. А выбравшись из подвала, быть  избитой «звездой» школы; а старшеклассники с удовольствием и смачно будут наблюдать, как  при них  девочку жестко бьют ногами, и молчат, и еще цинично   заснимут  все это на мобильный.

А у меня,  у зрителя, от этих эпизодов, вполне реальных, и честно и без фальши отыгранными  актерами,  душа покрылась инеем, а сердце корочкой льда.

Для чего все это? А для того, чтобы вернувшись домой после всех приключений едва живой,  усесться напротив родителей, с ненавистью посмотреть на них, и от души послать их на три веселые буквы… Идите Вы ВСЕ на …

Как бы хотелось, чтобы все взрослые сдохли…

Верю, верю на слово, что этого   режиссеру Валерии Гай Германике   хотелось давно. Наверное, по жизни  ей не  посчастливилось встретить  взрослых, мудрых и великодушных людей, умеющих поделиться человеческим теплом, и обладающих великим даром услышать другого человека.

Нужно просто представить, что одна из героинь, мне видится, что это именно Катя,  выросла,  поняла  режиссерское ремесло, и  поведала миру то единственное, что постигла. И что ей удалось увидеть за свою пока короткую жизнь. Ведь режиссер на «Закрытом показе» сама сказала, что главная героиня  фильма все-таки  она, и что фильм этот о ней. «Я снимаю только про то, что я знаю", - говорит она в интервью сайту Фильм.ру.

И мне безумно обидно, что мир взрослых ей явился вот таким жестоким, наотмашь стегающим, бесчеловечным и бездушным, таким, как родители Кати, и таким, как  педагоги в школе, абсолютно зомбированные существа, без воли, равнодушные и откровенно недолюбливающие и презирающие своих учеников.

Любовь в широком смысле напрочь отсутствует в нищих и скудных душах и подростков, и взрослых. И  еще жаль, что для ее героинь  понятие «любовь» теперь всегда будет ассоциироваться с грязным подвалом и бессмысленным сексом на минутку. Что никто им не удосужился объяснить, что самое главное – это тайна любви и  ее божественная прелюдия. Что как романтично просто бродить с мальчиком, который очень нравится, держась за его подрагивающие пальцы, под осенним дождем. И долго стоять у подъезда, смотреть в глаза, не в силах расстаться, и прячась самой от себя, мечтать о первом робком поцелуе, и знать, что как здорово, что у  тебя все впереди.…

В финале блистательного  фильма  «Чучело» великого Ролана Быкова  дети смогли осознать, что они натворили, и куда может завести бездушие, бескомпромиссность и вседозволенность. Пусть опоздав, они все-таки успели  раскаяться.

«Прости нас, ЧУЧЕЛО. МЫ — звери. Нас в зверинце за деньги показывать надо», — звучит в последних кадрах фильма. Прости нас.

А ведь звери могут вырасти! И в фильме Валерии  они  выросли. И от этого становится еще страшнее. Жестокость, как и тупость, границ не имеет. Вот единственный вывод, который можно сделать, посмотрев «творение» Валерии Гай  Германики. Финала в фильме просто нет,  зарисовка прерывается на полуслове. Пожалуй, Германике сказать зрителю далее просто нечего,  режиссерская позиция в фильме отсутствует напрочь.

Актриса Ольга Шувалова на «Закрытом показе» сказала: «Все, показанное в фильме, так оно и было, правда и то, что в нашей обычной школе из спального района девчонки дрались так, что некоторые попадали в реанимацию. И со мной было также.  Но я выросла,  стала актрисой, и даже мамой». А дальше возникает самый важный вопрос, который даже не был обозначен создателями фильма. И без ответа на который все показанное становится просто полудокументальным частичным и субъективным отражением действительности.  Что же получится из вот таких,  крутых, пьющих, курящих,  ищущих  кайф, умеющих разговаривать только матом подростков, не имеющих другой  проблемы, кроме собственной безголовости?  Какое событие, встреча сможет так сильно задеть  струны их души, что они захотят изменить что-то в своей жизни, и измениться самим? И возможно ли это в принципе? Cмогут ли они преодолеть свои животные инстинкты, пережить обиды, свои убеждения в том, что собственные проблемы надо решать своими силами?

И смогут ли когда-нибудь научиться доверять взрослым? И поймут ли, что у них есть право на ошибку? И за ошибку можно заплатить очень жестко.

Этот фильм – это крик души режиссера, громкий, местами беспомощный,  и как вся наша жизнь жестокий. И есть ли в ней выход, кроме безрассудной мечты героини о том, что все умрут, а я останусь… Быть может… Но завтра обязательно будет новый день, и дальше что???

Александра  Симонова

Отрицательный голосПоложительный голос (+2 рейтинг, 14 голосов)
Loading ... Loading ...
Опубликовано 04 Фев 2010 в 16:54.
В рубриках: Александра Симонова, Кино, Колонка журналиста.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

Распечатать запись Распечатать запись

RSS комментарии этой статьи

1 комментарий»

Комментарий by Александра Загорулько
2013-04-25 23:30:54

Ни в коем случае не хочу Вас обидеть, но мне показалось, что Вы в своей статье противоречите себе: осуждая режиссёра практически на протяжении всей статьи, Вы приходите к выводу, что данный фильм — «крик души режиссёра». А раз это «крик души», значит, это не пустой звук, правда? Он о чём-то говорит... С уважением

 
Имя (обязательно)
E-mail (обязательно - не публикуется)
Ваш комментарий (уменьшить поле | увеличить поле)
Вы можете использовать <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong> в своём комментарии.
*

Ссылки на эту запись

Архив

Свежие записи

Блоги

ПУТЬ В МОНАСТЫРЬ (II часть)

74610747_4230267_50828466_1257520994_insightb
«Проповедью должны быть наши жизни, а не наши слова»
Томас Дже
фферсон
 
 
     В первой части нашей беседы о ...

18 Фев 2015 | Ваш отзыв | Далее

Диалоги

Петька пылил ногами. Теплая земля согревала босые ступни. Мелкие камни забивались между пальцев. Покусывал тонкий золотистый стебель пшеничного колоса.  В потной ладони сжимал очищенные зерна.
Солнце припекало макушку.

Тропа ...

15 Фев 2015 | Ваш отзыв | Далее