Об Анне Тимировой, Колчаке, фильме «Адмирал» и о вечной-вечной любви

АдмиралИстория их отношений, необыкновенная история любви длиной в пять лет и в целую ее жизнь, искалеченную этой самой любовью. Они встретились в непростое время, в 1915 году. У каждого своя семья, в каждой семье единственный сын. В первый раз она увидела его, стоя рядом с мужем на перроне Финляндского вокзала в Петрограде, он, капитан первого ранга, стремительно прошел по снежному перрону, не заметить его было невозможно. Тогда ли на нее нахлынула сразу, внезапно, кольнув длинной, острой иглой прямо в сердце, раз и навсегда сумасшедшая любовь, или она попала под его очарование, увидев его второй раз в Гельсингфорсе? Кто знает, да, пожалуй, это абсолютно неважно. Наверное, этой встречи на квартире порт-артурца, командира броненосца «Россия» каперанга Н.Л.Подгурского невозможно было избежать. Они встретились, посмотрели друг другу в глаза, и дальше преодолеть себя не захотели, и не смогли. Они встречались в гостях, говорили и не могли наговориться. Это была их судьба. И неземной роман в письмах длиной в два года. Они жили от письма к письму, и эти письма, одно даже в сорок!!! страниц, помогло им узнать, познать друг друга.

… Тюрьма в Иркутске. Несколько минут, которые они проводят вместе на прогулке в тюремном дворе. Им невозможно быть больше вместе, ее торопят, он в последний раз целует ее замерзшие руки, они стоят, все смотрят и смотрят до боли в глазах друг на друга, не в силах ни двинуться с места, ни отвести взгляд. В их глазах боль, тоска, понимание неизбежного конца, и любовь, огромная как небо, их путеводная звезда.

Что чувствовала она, Анна Васильевна Тимирева, когда из своей тюремной камеры слышала, как уводили на расстрел его, Александра Васильевича Колчака, как ее сердце не разорвалось в этом страшном, темном мешке камеры. Об этом лучше не говорить, просто надо склонить голову перед невероятным мужеством этой женщины. Ей предстояло долгая и страшная дорога в тридцать четыре года, семь раз ее арестовывали, она прошла через тюрьмы, через лагеря. Позднее она сама скажет с усмешкой: «Ничто меня не берет...» Ей суждено было жить за двоих. Так хотел он. И я верю в то, что сила любви Колчака хранила Анна Тимиреву всю ее жизнь, до конца.

Осенью 2008 года состоялась громкая и ожидаемая премьера фильма «Адмирал» режиссер Андрей Кравчук , сценарий Владимир Валуцкий и Зоя Кудря.
С тех пор кажется, что о фильме не высказался только ленивый. Но ни о чем нельзя судить, пока не увидишь это сам. Я посмотрела этот фильм сейчас, и, честно, я не ожидала, что это будет настолько плохо. Абсолютный и очень горький провал. Нет ничего: нет цельного сценария, нет ни одного эпизода, который был бы доведен до логического конца, а от реплик героев порой у меня начинался нервный смех, нет мысли, нет любви, нет истины. «Адмирал» это действительно блокбастер, откровенное коммерческое кино, огромное количество бессмысленных спецэффектов, красивая картинка, и много узнаваемых актеров... Интересно и достойно рассказать о адмирале Колчаке не удалось, толком показать историю любви Колчака и Анны Васильевны не сумели. Нет, впрочем одна цель явно прослеживается: попытаться реабилитировать белое движение и показать насколько хороши «белые», и для этого все средства хороши. Надели на Хабенского сверкающий белизной китель, что на корабле, ведущим бой, кажется совершенно неуместным, все офицеры на первый взгляд красивы, мужественны, безукоризненны, честны, героически держат осанку, а «красные» - просто сборище неотесанного быдла. Извините, господа, не впечатлило, хороши все. И белые, и красные убивали, зверствовали, резали, вешали, были безжалостны к врагу и никто не вызывает ни уважения, ни сочувствия. Потому как хотя белые пытались отстоять свое, что по праву принадлежало им, но боролись они как бы нехотя, скорее из чувства долга, лучше было бы, чтобы холопы за них потрудились, так привычнее, но на сей раз не вышло, потому как холопам пришла в голову или правильнее сказать им внушили абсурдную мысль, что «был никто, тот станет всем», что они не хуже других, считай господ, и управлять государством они смогут по любому. Вот так и случилось, что белые не смогли защитить свое, а красные отобрали, да, что делать далее, не знали. И потому так ярко смотрится командир расстрельного отряда. Актер блистательно смог выразить чувство превосходства бывшего простолюдина, ставшего красным командиром. Ведь он теперь совершенно другой, и теперь получил возможность вершить судьбы тех, кого искренне ненавидел всю жизнь. Но кроме того, как поставить к стенке безоружного человека и выстрелить, больше в голову не приходит ни единой здравой мысли.

Кто не знал ничего о Колчаке, то он и из фильма ничего не поймет, потому что сведения отрывочны, а иногда и вовсе далеки от реальности. Страшно другое. Посмотрев вот на такого железобетонного адмирала Колчака в исполнении Константина Хабенского, зритель может решить, что адмирал таким был в действительности, вот такой рыцарь без страха и упрека, таким его зритель и запомнит. Нет у меня надежды, что просмотр фильма «Адмирал» сподвигнет этого самого зрителя броситься со всех ног на просторы Интернета и погрузиться в изучение деталей жизни Адмирала. Не будет этого.

А ведь адмирал Колчак не был железобетонным, он был другим: очень цельным, гордым, бесконечно мужественным, стойким, увлекающимся, безмерно сомневающимся человеком.
Колчак был одним из лучших и самым достойным офицером Военно-морского флота России, лучшим минером, исследователем Севера. Он первым открыл большие пространства незамерзающей воды в Ледовитом океане, заложил основы гидрографической службы России, за все это его называли Колчаком-Полярным. И еще он был слишком честен и слишком «хрупок» для «героя» истории. В ноябре 1915 года Колчак получил долгожданное командование Минной дивизией, находившейся в порту нынешнего Таллина. Его тогдашний сослуживец написал: «О Колчаке говорят много, говорят все, а он, сосредоточенный, никогда не устающий, делает свое дело вдали от шумихи. Почти никогда не бывает на берегу, зато берег спокоен».

Даже капитан Тимирев, которого никак невозможно обвинить в низкопоклонстве и заискивании, писал в своих воспоминаниях, что Колчак всегда хотел получить в командование Минную дивизию, что там он будет на месте, и это его дело, оперативные замыслы Колчака были всегда неожиданны, смелы и рискованны, ему всегда сопутствовало счастье, но это своего рода предвидение, основанное на охотничьей верности глаза и привычке к успеху. В декабре 1915 года Колчак стал командующим морскими силами Рижского залива, и именно благодаря его умелым действиям и беспримерному мужеству захлебнулось немецкое наступление на Ригу. Для русского офицера не было большей награды, чем крест с Георгием Победоносцем, попирающим змея, на оранжево-черной ленте, и Колчак получил эту награду от Государя Императора. В июне 1916 года Колчак был назначен вице-адмиралом.

Адмирал все свое время, все свои силы отдавал службе, малость свободного времени жене и сыну, и с некоторых пор он каждую свободную минуту думал об Анне Тимиревой. Это всего лишь мое предположение, но, кажется, что мысли об Анне для Александра Васильевича были как сладостны, так и мучительны, ведь и он, и она были несвободны, а с Сергеем Тимиревым Колчак был знаком со школьной скамьи. Но в жизни все случается так, как оно должно быть. Им суждено было встретиться, и они ничего не смогли сделать с любовью, которая нагрянула неожиданно. Она просто пришла, тихонечко, пугливо приоткрыла дверь, бочком втиснулась, и навсегда поселилась в их сердцах. Ты никогда не сможешь ответить на вопрос, почему именно этот мужчина так сильно, так раз навсегда задел твое сердце, и почему только с ним все возможно… Объяснить не сможешь, понять только на уровне интуиции. Это случилось с ними, и они не испугались, они были оба достойны такой ЛЮБВИ, которая случается не со всеми, которую надо заслужить, и которую надо прожить. Самая яркая любовь двадцатого века.

Колчак был назначен командующим Черноморским флотом, и перед отъездом в Севастополь некоторое время провел в Ревеле, где каждый день виделся с Анной. Молчать она больше не могла, и расстаться было невыносимо.
Нужно иметь много мужества, чтобы первой признаться в любви. Анна Тимирева обладала этим мужеством:

«Я сказала ему, что люблю его. И он ответил: «Я не говорил Вам, что люблю Вас». — «Нет, это я говорю: я всегда хочу Вас видеть, всегда о Вас думаю, для меня такая радость видеть Вас, вот и выходит, что я люблю Вас». И он сказал: "Я Вас больше чем люблю...»

Через несколько десятилетий Анна напишет о том, что им было очень горько от того, что они должны расстаться, но и были счастливы, что вместе. И начался их роман в письмах, самый необыкновенный, он не мог не писать Анне, не мог не делиться своими мыслями. Колчак хотел быть достоин своей Анны, хотел быть достойным ее любви. И потому все свои победы он мечтал положить к ее ногам…

… Даже в страшном сне Колчаку не могло привидеться, что в двадцать первом веке с экрана кинотеатра он не сможет толком признаться в любви, и, пряча глаза, с видом потерявшейся дворняги, каменным голосом скажет Анне абсолютно бессмысленные слова: «Я задал вам конкретный вопрос». Это уж ни в какие рамки не лезет. Теперь тот, кто не знаком со всеми перепитиями такой непростой истории Анны Тимиревой и Колчака, будет в недоумении пожимать плечами: «А стоило копья ломать?». И почему так стыдливо испарилось признание Анны, быть может оно показалось авторам «шедевра» слишком искренним, слишком человечным, и не вписывается «в формат». Такую любовь украли у зрителя…

Андрей Кравчук в одном из интервью говорил, что кастинги по подбору актеров велись полгода, и что на роль Тимиревой пробовались все молодые актрисы. Утверждение Елизаветы Боярской на роль Анны – это, пожалуй, самая большая ошибка режиссера и продюсеров. Страшно далека киношная Тимирева от оригинала. Про Анны Васильевну Тимиреву вспоминали, что редко у кого можно было встретить такое сочетание красоты, обаяния, достоинства и силы духа. Боярская же играет только саму себя, и, несмотря на многочисленные интервью, в которых она довольно занудно рассказывает о том, как она буквально дневала и ночевала на площадке, и как она прониклась своей героиней, хочется одно заметить, значит плохо прониклась. Поскольку Анна Васильевна никогда не была такой гламурной, не было у нее такого ничего не выражающего лица и абсолютно бездушных глаз. И мне кажется, что роль Тимировой вполне удалась бы Анне Ковальчук.

Абсолютно непонятным остается тот факт, что Тимирева в фильме приезжает в Омск, и целый год работает медсестрой или санитаркой, не очень понятно, впрочем нет, большую часть она тенью следовала за Колчаком, металась среди толпы, всячески лезла ему на глаза, а он в упор ее не видел. В действительности Анна Васильевна приехав в Омск, не скрывалась под косынкой сестры милосердия, а жила с Александром Васильевичем, работая переводчицей при Управлении делами Совета министров его правительства.

Очень достойно Софью Федоровну Колчак сыграла Анна Ковальчук. И хотя у нее немного экранного времени, и по замыслу авторов, она все беспокойно следит за мужем, угадывая и пытаясь отодвинуть беду в лице Тимировой, она более других героев похожа на оригинал.
Что - либо доброе сказать о Сергее Безрукове, который сделал из своего персонажа, генерала Каппеля, полного придурка, понятно не могу. Ведь люди невзначай могут подумать, что вот такой Капель и иже с ними были лучшими людьми со стороны белых. Только окончательно стало понятно, что Сирано в исполнении Безрукова – это второй шаг в пропасть, а первым был Капель. Кого еще из исторических героев возьмется изображать Безруков, непонятно, но уже заранее мне становится нехорошо. И только возникает желание закричать: «Остановите его, господа…»

Создалось такое впечатление, что сначала был написан сценарий, а далее фильм снимали втайне от сценаристов, когда они все это безобразие увидели, точно пистолет, наверное, искали, чтобы долго не мучиться. Как людям в глаза смотреть после создания подобного шедевра – вопрос остается открытым. Владимир Валуцкий и Зоя Кудря талантливые сценаристы, и как им удалось вляпаться в подобное …, в общем понятно что, для меня остается загадкой.
Все было не так…

Адмирал Колчак служил Родине как мог, и где мог. И потому не отказался стать верховным правителем Белого движения в Сибири. В этой должности он пробыл чуть больше года, хотя сам, наверное, понимал, что мало пригоден к ней. Но отказаться не мог, не в чести ему было бежать от трудностей, да и характер у него был такой, что всегда стоял насмерть. Когда он соглашался, то ключевая фраза: «Я принял на себя крест этой власти». Гражданская война очень страшная и непредсказуемая вещь. А Колчак мало понимал в политике, был очень зависим от людей, их мнений, поскольку своего не имел. Он хотел установить законность и порядок, но путь этот был усеян трупами, кровью и проклятиями. На войне люди сатанеют, и Колчак, может, менее других. Не хочется мне сравнивать, кто больше народу положил, и если адмирал виноват, то он уже заплатил. Своей жизнью. Хотя его беспримерная храбрость и мужество поразили и врагов, и бывших сподвижников, которые его предали. А он им бесконечно верил, и когда в последние дни его трагического Сибирского похода он сложил с себя полномочия и предложил им оставить его, он не мог поверить, что русские офицеры могут оставить своего командира. А они смогли, и тогда он окончательно понял, что это конец. Оставалось только достойно умереть. Имея на руках русский «золотой запас», он мог поторговаться и купить свою жизнь, но не стал этого делать. Анна Васильевна, которая была с ним рядом в том вагоне, спустя многие годы вспоминала, что не может видеть морозные узоры на стекле без душевного содрогания, они сразу ее переносили к тем ужасным дням.
Несколько лет тому назад, когда я прочитала, что при передаче Колчака иркутским местным властям Анна Васильевна заявила, что желает разделить участь Александра Васильевича, то все пыталась понять, как это на самом деле. Потому что это очень страшное и ледяное слово «самоарестовалась». Потому что как всякий нормальный человек, до зубовного скрежета, до дрожи в руках боюсь тюрьмы. Я не могла представить, пока не увидела этот момент в фильме, один из самых удачных моментов, маленькая звездочка удачи. И все стало на свои места.
Он стоял один, среди врагов, и его сейчас уведут, и она больше его не увидит. Один среди чужих. Быть с рядом с ним, около него, попытаться помочь, чем может. Она не думала о себе, только о нем. Сказав Колчаку однажды: «Я люблю Вас», она имела мужество не словами, а беспримерным поступком ответить за свои слова. Анна Тимирева действительно любила Колчака, и всю свою жизнь она положила к его ногам…

Говорить о том, что она перенесла за эти годы, что слова… Пусть скажет лучше сама:
Одно из ее писем, адресованное Г.М. Маленкову, написанное в 1954 году:

«... Не буду перечислять всех своих арестов, лагерей, ссылок - я сама потеряла им счет. Буду говорить только о первом, послужившем основанием всего, что затем последовало. 15-го января 1920 г. в Иркутске я была арестована в поезде адмирала Колчака и вместе с ним. Мне было тогда 26 лет, я любила его, и была с ним близка, и не могла оставить этого человека в последние дни его жизни. Вот, в сущности, и все. Я никогда не была связана с какой-либо политической деятельностью; это было настолько очевидно, что такие обвинения мне и не предъявлялись. Я имела возможность оставить Россию, но эмиграция никак меня не привлекала - я русский человек и за границей мне делать нечего.
… Мне 61 год, теперь я в ссылке. Все, что было 35 лет назад, теперь уже только история. Я не знаю, кому и зачем нужно, чтобы последние годы моей жизни проходили в таких уже невыносимых для меня условиях. Я прошу Вас покончить со всем этим и дать мне возможность дышать и жить то недолгое время, что мне осталось».

Адмирал Колчак всегда говорил «Если что-нибудь страшно, надо идти ему навстречу – тогда не так страшно». Вот Анна Васильевна и пошла. Пожалела ли когда-нибудь она об этом своем поступке, может сочла его неразумным, поспешным, ведь ей довелось испытать многое. Я думаю, что нет, не пожалела.

… Большевики всего лишь убили Колчака, они ненавидели его как классового врага, но отдадим им должное, заработать на имени Колчака им в голову не пришло. Зато такая светлая мысль посетила продюсеров фильма «Адмирал». И плевать им на белых, на красных, даже на зеленых плевать, у них один бог – деньги, и как можно в большем количестве. И за то, что так цинично, так недостойно прикоснулись к памяти человека, который не может за себя постоять, надо извиниться.
Простите нас, Александр Васильевич… Люди порой не ведают, что творят… Действительно, такую Россию потеряли…

Александра Симонова

Для эффективной доставки своей продукции удобно использовать сборные грузы от LCL CARGO SYSTEM

Отрицательный голосПоложительный голос (+3 рейтинг, 9 голосов)
Loading ... Loading ...
Опубликовано 14 Сен 2009 в 18:04.
В рубриках: Александра Симонова, Кино, Колонка журналиста.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

Распечатать запись Распечатать запись

RSS комментарии этой статьи

Комментарии»

Комментариев нет.

Имя (обязательно)
E-mail (обязательно - не публикуется)
Ваш комментарий (уменьшить поле | увеличить поле)
Вы можете использовать <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong> в своём комментарии.
*

Ссылки на эту запись

Архив

Свежие записи

Блоги

ПУТЬ В МОНАСТЫРЬ (II часть)

74610747_4230267_50828466_1257520994_insightb
«Проповедью должны быть наши жизни, а не наши слова»
Томас Дже
фферсон
 
 
     В первой части нашей беседы о ...

18 Фев 2015 | Ваш отзыв | Далее

Диалоги

Петька пылил ногами. Теплая земля согревала босые ступни. Мелкие камни забивались между пальцев. Покусывал тонкий золотистый стебель пшеничного колоса.  В потной ладони сжимал очищенные зерна.
Солнце припекало макушку.

Тропа ...

15 Фев 2015 | Ваш отзыв | Далее