Amerika ist Amerika – Америка – это Америка

Американский флаг- Я тут! – сказал дядюшка Оскар и так засмеялся, что заколыхался его огромный живот. И он действительно был тут. Большой, толстый, с нечёсаной седой шевелюрой и мясистыми руками. Вздыхая, он закончил разбираться с чемоданом и сумкой, уселся за стол, протянул руку за куском пирога и начал его поедать…
- Вот так приятная неожиданность, – сказала мама Грегора, доставая из серванта ещё один прибор.
- С каких это пор я – приятная неожиданность? – дядюшка Оскар снова раскатисто засмеялся. Родители Грегора не обратили на это внимание.
- Ты здесь по работе? – гневно спросил отец Грегора.
- Можно и так сказать, – ответил дядюшка Оскар. – Я думаю, что да. - Только теперь он заприметил Грегора, который тихонько и незаметно сидел за столом. – А ты, стало быть, неприменно, Грегор? – спросил он, и из его рта выпало несколько крошек.
- Да, это и есть Грегор, – сказала мама Грегора. – Грегор, скажи дяде Оскару добрый день.
- Добрый день, – прошептал Грегор.
- Добрый день, дядя Оскар, – поправила его мама.
- Добрый день, дядя Оскар, – прошелестел Грегор.
- Добрый, мой мальчик! – и тут дядюшка похлопал его по плечу. Грегор наклонил голову, а дядюшка Оскар в это время шумно прочистил зубы языком.
- Наш Грегор немного застенчив, – сказала мама Грегора. Грегор посмотрел в свою тарелку и покрошил остатки пирога.
- Ешь прилично, – сказала мама. Грегор спрятал крошки в рот и положил руки возле тарелки.
- У вас есть комната для гостей? – спросил дядюшка Оскар. Собственно говоря, это был не вопрос, а утверждение. Родители мгновенно обменялись знаками. – Славно, – сказал дядюшка Оскар и потёр руки. – Теперь мне нужен телефон и горячая ванна.
Он звонил по телефону до вечера, затем лёг на 2 часа в ванну и запел. Он пел на языке, которого Грегор не знал. Песни понравились мальчику и он подкрался к ванной комнате, чтобы их подслушать.
- Я думал, что он в Америке, – сказал папа Грегора в гостиной.
- Он там и был, – сказала мама Грегора. – Возможно, он останется на пару дней, а затем отправится назад.
- Твои бы слова да Богу в уши, – сказал папа Грегора.
Затем дядюшка Оскар начал обустраивать комнату для гостей. Он повесил на стену пару рогов и часы без кукушки. Воздух стал голубым от дыма его сигары.
- Кукушку сожрала одна мерзкая кошка, – сказал дядюшка Оскар, – Но, спорим, она сломала зубы об неё?
Грегор молчал.
- Ты мне не веришь, – сказал дядюшка Оскар.
Грегор покачал головой.
- Это самое печальное в современных детях, – вздохнул дядюшка Оскар, – Они верят только в то, что видят.
Грегор рассматривал дядюшку Оскара, а тот оглядел Грегора. Грегор немного боялся этого незнакомого, шумного человека, который доводился ему дядей, и дядюшка Оскар заметил, что Грегор его боится. «Ничего, подождем», – подумал он.

Проходили дни. Дядюшка Оскар рассказывал Грегору про Америку. «В Америке» – говорил он, – «есть здания такие высокие, как небо. Некоторые из них сделаны полностью из стекла, и облака отражаются в них, и даже самолёты, которые пролетают мимо. А с самого верхнего этажа можно разговаривать с человеком, сидящим на Луне, и это превосходные беседы, так как люди с Луны всё знают. Люди в Америке говорят по-американски1. Вместо кошки они говорят кэт, вместо собаки – дог, а вместо коровы – кау. Когда идёт сильный дождь, они говорят: „It’s rains cats and dogs»2, что означает: «С неба падают дождём кошки и собаки». Но я никогда не видел, чтобы какая-нибудь кошка свалилась с неба». – Тогда люди лгут, – сказал Грегор.
- Каждый лжёт порою, – сказал дядюшка Оскар.
- Я – нет, – сказал Грегор.
- Никогда?
- Нет, – сказал Грегор. – Кто один раз солжёт, тому потом не верят, даже если он и скажет правду.
Дядюшка Оскар заткнул уши: – Кто, чёрт подери, научил тебя этой присказке?
- Тётя Гермина, – сказал Грегор.
- Гермина, – простонал дядюшка Оскар. – Ужасная женщина! Я должен был это знать, ведь я чуть было не женился на ней. Слава Богу, мой брат оказался проворнее. И за это я бы поставил ему памятник, который он, собственно, заслужил. – Он зажёг сигару и пустил дым в воздух. – Но, возможно, он получит памятник всё равно, когда-нибудь, ведь он принадлежит к правильным людям, памятники которым стоят в парках всего мира. И Гермина позаботится о том, чтобы его памятник был самым устойчивым.
- А ты видел в Америке индейца? – спросил Грегор.
- Одного? – закричал дядюшка Оскар. – Тысячу! Они скачут на лошадях сквозь плотный транспорт. Если светофор красный, они тормозят коней, при жёлтом свете издают свой знаменитый победный клич, а при зелёном скачут галопом, аж пыль летит из-под копыт.
- Пыль? – спросил Грегор. – На асфальтированной мостовой?
- Конечно! – дядюшка Оскар выпустил кольцо дыма, которое поднялось выше его головы. – В Америке специально рассыпают пыль на дорогах. Как бы выглядела лошадь, если бы не было никакой пыли?
- Рассказывай ещё, – сказал Грегор, и дядюшка Оскар рассказывал. Он начал, когда Грегор только вернулся из школы, а закончил – когда тот отправился спать.

- Чем вы занимаетесь, собственно говоря, целый день? – спросила дядюшку мама Грегора. – Ты отвлекаешь его от уроков.
- Я учу его кое-чему в жизни, – сказал дядюшка Оскар. – Это тоже важно. А я вообще редко выполнял домашние задания, а то и просто их не делал.
- Я знаю, – сказала мама Грегора резко. – Вся наша родня наслышана об этом.
- Ах, заканчивай мне морочить голову нашей роднёй. Они все любили делать уроки, но посмотри, что происходит сегодня. Они забыли свои мечты и только считают деньги. Чёрт меня побери, если бы я с кем-нибудь из них захотел поменяться!
- Без ругательств ты не можешь? – спросила мама Грегора.
- Да, проклятье! – завопил дядюшка Оскар. – Мне нравится ругаться! Без ругательств я был бы старым, хилым и больным. – Он ухмыльнулся. – В газетах можно было бы прочитать: «Дядюшка из Америки задохнулся от невысказанных ругательств. Его наследники возложили ему венок на голову и помолились за него».
- Если бы ты смог что-нибудь оставить им в наследство, – мама Грегора выдернула невидимую нитку из юбки.
- Кто знает? – заметил дядюшка Оскар. – Возможно, я обнаружу золотую жилу? Всё-таки Америка является страной неограниченных возможностей.
- А кстати, насколько ты ещё у нас останешься? – спросил папа Грегора.
- Я ещё не ломал голову над этим вопросом, – ответил дядюшка Оскар.
- Мы это предполагали, – буркнул папа Грегора.
- Чтобы мы могли всё организовать… – добавила мама Грегора, а дядюшка Оскар зевнул.
- Я подумаю об этом, – проворчал он и, шаркая, вышел из комнаты.
- Он плохо влияет на ребёнка, – заметила мама Грегора. – Сегодня мне Грегор возразил! И к овощам он не притронулся. Дядюшка Оскар взял его в город и накормил сосисками с яйцом.
- Наступит время, когда он соберёт монатки и уедет, – сказал папа Грегора.
- Вместе со своими рогами и ужасными часами без кукушки, – добавила мама.
- Существуют трудности, когда кого-нибудь принимаешь.
Ночь прошла под храп дядюшки Оскара, и храп этот сотрясал весь дом. А утром родители Грегора были, как обычно в последнее время, бледными и не выспавшимися.
Дядюшка Оскар наборот был свеж, как огурчик.
- У меня есть для вас сюрприз, – объявил он. Родители Грегора многозначительно посмотрели друг на друга. – Я решил ещё маленько задержаться у вас, – сказал дядюшка Оскар и принялся завтракать. Прошло несколько секунд, пока родители Грегора не «переварили» сказанное.
- Насколько? – спросил папа Грегора.
- На недельку, а то и на две, – радостно сказал дядюшка Оскар.
- Это очень мило, – заметила мама Грегора, отхлебнула глоток кофе и обожгла губы, с которых уже было готово сорваться ругательство.
- Я бы попросил тебя, – сказал дядюшка Оскар. – Да ещё при ребёнке!
- А можешь ли ты остаться навсегда? – спросил Грегор.
- Ешь немедленно, – одернула его мама. – Ты же опоздаешь в школу!
- Я тебя провожу, если хочешь, – сказал дядюшка Оскар. – Было бы неплохо разработать мои ржавые суставы.
Они выбрали дорогу через парк. Хотя она была длиннее, но зато намного лучше.
- В Америке, – сказал дядюшка Оскар, – один раз в неделю занятия ведут ученики. А учителя учатся всему по новой, так как они многое забыли. Как составлять неприличные слова, как драться, как изобретать порошок, от которого всё чешется, как мечтать и как стать грязнулей.
- Господин Маусфельд – заметил Грегор, – не захотел бы этому учиться. Госпожа Кеттхаммер – тоже.
- Это бы им всё равно не помогло, – сказал дядюшка Оскар. – Америка – это Америка. Там действуют совсем другие законы, чем здесь.
Грегор взял маленький камень и бросил его в пруд.
- Тогда всех наших учителей надо раз в году отправлять в Америку, – сказал он со страстью. Дядюшка Оскар кивнул головой.
- И родителей тоже, – сказал он. – Они смогут там многому поучиться. Каждый год все родители в Америке должны сдавать так называемый экзамен на родительские права3. В каждом городе есть Детский совет, который проверяет родителей. Плохие родители должны раз в неделю посещать курс, где учат, как стать хорошими родителями. В сложных случаях достаточно нескольких месяцев, а в простых – двух недель.
- Мои родители вовсе неплохие, – сказал Грегор. – Просто они следят за мной и нянчатся, как с малым ребёнком. Я не могу с этим сражаться. Иногда я себя чувствую связанным по рукам и ногам.
- Случай средней тяжести, – решил дядюшка Оскар. – Ты должен это изменить! У тебя же светлая голова, воспользуйся ей!
- Тебе хорошо говорить. Ты – взрослый и можешь делать и позволять себе всё, что захочешь!
- Не всё, мой дорогой! – сказал дядюшка Оскар. – Всё не так просто, как ты думаешь. Ведь не зря я – «белая ворона» в нашей семье. Нужно кое-что делать для своей репутации. Если ты себя будешь вести как пугливый кролик, то нет ничего удивительного, что люди будут тебя воспринимать именно так. В какую-то секунду Грегор сильно разозлился на дядюшку Оскара. Он не знал, почему. Но был в таком бешенстве, что даже затрясся.
- Что же, хорошо! – закричал он. – Начнём! Сегодня я не иду в школу! Вот как!
- Это называется прогуливание, – сказал дядюшка Оскар и криво усмехнулся.
- Я знаю, как это называется! – закричал Грегор и разозлился ещё больше.
- Тогда я прогуляю сегодня школу!
- Почему? – спросил дядюшка Оскар с бесстыдной ухмылкой.
- По кочану! Потому что я так хочу! – сказал Грегор.
- Меня это не касается, – сказал дядюшка Оскар, спрятал руки в карманы и начал свистеть.
Когда они после полудня вернулись домой, госпожа Кеттхаммер уже позвонила.
- Почему ты не доставил Грегора в школу? – спросила мама Грегора.
- Доставил? – переспросил дядюшка Оскар. – Разве Грегор – пакет? Тогда тебе лучше его посылать по почте.
Грегор засмеялся:
- Адрес, – сказал он, – надо было написать мне на лбу адрес, а на щеки наклеить почтовые марки.
- Ступай в свою комнату, – совсем рассердилась мама. – Я должна серьёзно поговорить с дядюшкой Оскаром.
- Нет, – сказал Грегор тихо.
- Что ты сказал?
- Нет, – повторил Грегор немного громче.
- Я думаю, что ты меня не понял, – сказала мама.
- Наоборот, – ответил Грегор. – Но, так как речь пойдёт обо мне, я хочу остаться.
- …Америка, Америка-а, – стал напевать дядюшка Оскар и танцевать вокруг комнаты.
- Вы что, оба сошли с ума? – спросила мама Грегора и посмотрела на сына внимательнее. – Он плохой пример для тебя, – добавила она. – Он старый упрямец и шалопай!
- Мне он нравится, – ответил Грегор.
- Как ты изменился, – сказала мама. О прогуле она уж и думать забыла.

Через неделю дядюшка Оскар снял со стены рога и часы без кукушки.
- Останься, – попросил Грегор.
- Ты во мне больше не нуждаешься, – сказал дядюшка Оскар. – Теперь ты не выглядишь испуганным кроликом, сидя за столом. Кроме того, – проворчал он, – сегодня после обеда в гости притащится Гермина, а это зрелище не для моих нервов.
- Ты хочешь убежать? Ты же сам говорил…
- Да-да, – пробормотал дядюшка Оскар. – Но при Гермнине всё происходит иначе. Это – тайфун.
- Что? – спросил Грегор.
- Посмотри в словаре, – сказал дядюшка Оскар. – Время поджимает, я должен ехать.
- В Америку? – спросил Грегор, и дядюшка Оскар кивнул:
- Везде кроме неё мне тесно. Я уже пробовал. И в семье «белой вороне» жить очень плохо.
- Ты боишься, – сказал Грегор, не веря. – По-настоящему.
- Тссс, – дядюшка Оскар приложил палец к губам. – Не выдавай меня. Это бы повредило моей репутации. Рога и часы без кукушки – вот всё, что у меня есть.

Грегор проводил его на вокзал. Дядюшка Оскар высунулся из окна вагона.
- Возможно, ты посетишь меня, когда немного вырастешь, – сказал он. Поезд дёрнулся и стал отъезжать. – Бай-бай!4 – закричал дядюшка Оскар. Грегор смотрел на седую растрёпанную шевелюру и машущую мясистую руку до тех пор, пока поезд не скрылся из виду, затем повернулся и пошёл домой.

________________________
1 На самом деле, нет никакого американского языка, а существует американский вариант английского, который существенно от него отличается. (Прим. переводчика)
2 Дождь льёт как из ведра. (Прим. переводчика)
3 Пародия на «водительские права». (Прим. переводчика)
4 Bye-bye (англ.) – до свидания. (Прим. переводчика)

«Ich schenk dir eine Geschichte» © 1997
«Bertelsmann»- 1997, Мюнхен.

Переводил с немецкого языка Евгений Кудряц

Отрицательный голосПоложительный голос (-1 рейтинг, 3 голосов)
Loading ... Loading ...
Опубликовано 08 Июн 2010 в 17:24.
В рубриках: Евгений Кудряц, Колонка журналиста, Культура.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

Распечатать запись Распечатать запись

RSS комментарии этой статьи

Комментарии»

Комментариев нет.

Имя (обязательно)
E-mail (обязательно - не публикуется)
Ваш комментарий (уменьшить поле | увеличить поле)
Вы можете использовать <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong> в своём комментарии.
*

Ссылки на эту запись

Архив

Свежие записи

Блоги

ПУТЬ В МОНАСТЫРЬ (II часть)

74610747_4230267_50828466_1257520994_insightb
«Проповедью должны быть наши жизни, а не наши слова»
Томас Дже
фферсон
 
 
     В первой части нашей беседы о ...

18 Фев 2015 | Ваш отзыв | Далее

Диалоги

Петька пылил ногами. Теплая земля согревала босые ступни. Мелкие камни забивались между пальцев. Покусывал тонкий золотистый стебель пшеничного колоса.  В потной ладони сжимал очищенные зерна.
Солнце припекало макушку.

Тропа ...

15 Фев 2015 | Ваш отзыв | Далее