Там, куда нас приводят мечты

ПарижЯ прислонилась лбом к оконному стеклу, солнечные лучи беспрепятственно проникали сквозь него, окутывая меня первым греющим теплом и погружая в опьянительные воспоминания. Снег, мерцая тысячами мельчайших бриллиантиков, переливался так, что на него было больно смотреть, а ведь скоро весна.

Да, весна, прошлой весной, в точно в такой же солнечный день мне только предстояло попасть в далекую Франции, в самое сердце её – Париж- мечту тысяч людей. Стояли такие же лучистые, тёплые деньки, солнечные лучи так же проникали сквозь окно, заставляя меня жмуриться, а сердце учащенно билось в такт известным песням Эдит Пиаф, что сопровождали меня всю дорогу в автобусе. Взволнованно билось моё сердце, стремительно летел автобус в романтичную столицу любви и моды, уносят мои мысли далеко вперёд, в будущее. Кто- то ехал в поисках волшебной любви, кто-то просто подышать воздухом Парижа. От весеннего аромата свежемолотого кофе и только что испеченных круасанов кружилась голова. Залитые солнцем улицы, уютные городские кафешки с маленькими столиками, блестящие витрины магазинов- вот он, Париж, во всём своём блеске и лоске.

Франция всегда была окружена ореолом притягательности для многих, этакий уже сложившийся чарующий образ не давал покоя писателям, поэтам и обычным людям.

Старинные лавочки и кондитерские вдоль улиц, берег Сены во всём её шумящем великолепии.

Стеклянная пирамида Лувра, мифическая, впервые увиденная мной в фильме «Бифигор- призрак Лувра» и Нотердам Де Пари, в точности по книге Гюго, Мон- Сан- Мишель – прообраз Гондора в фильме «Властелин Колец», потрясающий каменный замок на севере Франции в далёкой Нормандии, с характерным для того места пронизывающий насквозь ветром, завывающим неистово на просторе, как души призраков, чей покой потревожили шумные туристы, близость океана, бесконечная песчаная полоса пляжа- целый отдельный мир, существующий в своей собственной вселенной.

Это не путеводитель по Парижу, а плод моих воспоминаний, та дымка, что осталась от Франции спустя год, после моей поездки. Здесь не будет изобилия исторические сведений, тут нет хронологии, это лишь моя небольшая история, те эпизоды, которые невидимой ниточкой связывают меня и Париж. Одним словом, я долго думала о том, что рассказать о французской культуре и жизни. Что-то интересное, но не отягощающее, то, что не найдёшь в справочной литературе. В конце концов некоторые жизненные ситуации могут поведать о современной французской культуре гораздо больше, чем тома энциклопедий.

Даже в плохую, дождливую погоду Париж не менее привлекателен и загадочен.

Маленький кораблик, проплывает по Сене, вода тёмная, неспокойная, поднимается резкий ветер и как в фильме, в момент темнеет небо, озаряется длинной ломаной молнией, и снова погружается в черноту, Эйфелева башня на фоне тёмного мрачного горизонта, грациозная, несгибаемая, кружащаяся карусель, словно ветром разогнанная крутит розовых коняшек по кругу. Люди ускоряют шаг, целые вспышки разноцветных зонтиков и лишь туристы продолжают, оглядываясь по сторонам, щёлкать фотоаппаратами и медленно идти, как в забытьи к своим автобусам.

Экскурсии заканчивались поздно и в один из таких дней, уже совсем под вечер, я была на самом высоком месте Парижа, «колыбели его жизни»- холме Монмартр, где со ступенек у церкви Сакре- Кёр Париж весь как на ладони. Я сидела на этих ступеньках и жадно выхватывала глазами то, что так хотела сохранить в памяти навсегда. На ступеньках сидело много людей: туристы-зеваки и городские жители, я даже не заметила, как облокотилась спиной на забавного, пузатого француза, с чёрными ниточками усиков. На руках которого сидел кучерявый мальчонка, лет 5. С аппетитом поедая мороженое, мальчишка ни на секунду не забывал о папе и неловкой детской ручкой тыкал ему мороженым в нос, лоб и щеки, щедро угощая. Надо сказать и мне немного досталось, только в плечо. Папа смешно уворачивался от увесистого мороженого, морщил усики и, как майский жук, ласково жужжал имя сына «Жжжжаак!».

Я давно обратила внимание на то, как воспитывают детей французы.

Ни один уважающий себя русский родитель не дал бы своему чаду столько неограниченной свободы! С детства русский ребёнок познаёт, что такое «нельзя» и что за это будет:» Не трогай нож! Не суй пальца в розетку! Не кидайся хлебом! Не ешь руками! Шлёп по попе». И ничего, выросли.

Французы души не чают в детях, никогда на них не кричат, чтобы ребёнок не делал, хочет тыкать мороженым в папу- пусть тыкает, так он познаёт мир. В одном кафе наблюдала прелестную картину, малышка годика три, лысенькая с огромным розовым бантом на голове, сжимала вилку в левой руке, а правой выкидывала макароны из тарелки. Мама спокойно сидела рядом, читала газету, допивала кофе. Официанты забирали пустую посуду, но тарелка с макаронами была неприкосновенна, никто так и не решился её убрать. Мама с малышкой ушли, а на столе, напоминавшем битву при Ватерлоо, осталась пустая тарелка и безжизненно повисшая на белоснежной скатерти красноватая паста.

Вечером без особой надобности на улицу лучше не выходить.

Возвращаясь к автобусу я немного заплутула и пошла не главной дорогой, а меж жилых домов, как говорится дворами. Чистота и освещённость незаметно испарились. Впереди доносился громкий смех, афроамериканцы, в количестве десяти человек играли в игру, чем-то напоминающую престенок, когда бросаешь монетку о стенку. Кто-то стоял, кто-то сидел на корточках, рядом кучка смятых евро, бутылки пива. К счастью, они были настолько увлечены игрой, что мне удалось пройти никем незамеченной, тайно подглядев кусочек чьей-то жизни.

Любовь ко всему французскому в России можно назвать хронической, как характеризует её нынешняя молодёжь «Ванильность» набирает всю свою силу и мощь и вот уже второй год девочки и мальчики от 12 до 20 лет добавляют себе на странице в соц-сетях картинки с видами Парижа( как правило, Эйфелева башня, целующиеся парочки в кафе) , французские песни, зачитываются Анной Гавальдой. Эта почти болезненная любовь началась с XVIII века. И эта «болезнь — любовь» временами то стихает, то активизируется, но остается неотъемлемой частью нашей культурной жизни. Словосочетание «французское кино», «Парижская неделя мод» в России не столько определение, сколько пароль, пропуск в мир красоты.

А потому Москва знает о французском кино едва ли не больше самих французов. На пике популярности на данный момент среди молодёжи являются фильмы: «Амели», «Влюбись в меня, если осмелишься», «Ангел-а», «Хористы» и др.

К тому же Россия получила возможность смотреть все премьеры почти одновременно с французским зрителем. В последние два-три года был даже поставлен рекорд: Россия стала главным потребителем галльской кинопродукции, закупая 30 — 40 картин в год. Как правило, это любимые всеми романтические, трогательные мелодрамы и комедии о любви. Удивительно быстро пролетел целый век, который сделал словосочетание «французское кино» настолько престижной торговой маркой, что даже Pepsi не снилось.

Отличительной особенностью культуры Франции является приверженность её жителей ко всему французскому и категорическое неприятие всего американского и немецкого. Обладатели разнообразных мировых шедевров практически не признают иных авторитетов, кроме своих собственных. Ну что же, пожалуй, они имеют на это право.

А мода? Я не могу обойти стороной этот огромнейший культурный пласт. Кажется, будто чувство стиля у французов врожденное.

Еще задолго до поездки я представляла, как буду рассматривать длинноногих манекенщиц, модниц, настоящих француженок, чинно прогуливающихся по Елисейским полям или по набережной Сены. Ведь Франция- это законодатель моды. Вспомним знаменитую Коко Шанель, покорившую мир своим неповторимым стилем. Всевозможные показы мод, на которые мечтают попасть сотни российских девушек.

Например, в Париже на каждом шагу встречаются женщины в наглаженной одежде, с непонятной прической (а это, согласитесь, вообще злостное нарушение всех принципов знаменитой Коко!). Но при всем этом «безобразии» нам остаётся только позавидовать идеальному чувству стиля. За ним кроется некая отстранённость и лёгкость. Сочетать несочетаемое тоже нужно уметь.

И когда я приехала в Париж, меня постигло вот такое вот разочарование, 50% населения- афроамериканцы и арабы, настоящих француженок на улице практически не встретишь, они допоздна работают и отдыхают только в выходные, в центре города днём пребывают лишь туристы.

Духовной пищи во Франции правда огромное множество, в одном Париже столько исторических зданий, музеев, галерей и площадей, что обойти их приезжему просто невозможно. Можно часами говорить о достопримечательностях и красотах, но одной душевной пищей сыт не будешь. Русские всегда любили покушать и неважно завтрак это или ужин, мы, в целом, народ неприхотливый тарелочку макарон и на завтрак с удовольствием навернём. Вот только французы очень экономные господа, да простят меня люди, аппетитно едавшие у своих знакомых-французов, но отель-это совсем другое дело. Небольшой слоёный круасан, пустой, надо сказать, внутри и баночка джема. И это без обеда на весь день. Но русский на то и русский, что без боя не сдастся и, как говорила моя бабушка, в тайге не пропадёт, борясь за свои права я отвоевала себе булочку с шоколадом на том и успокоилась.

Вот такой он, четырёхдневный Париж моими глазами. Но каким видят его люди, часто и подолгу там бывающие, не дилетанты, как я. Люди, которых можно принять за французов, а не за туристов, с огромными вытаращенными глазами, фотоаппаратом на шее и с кучей сувенирных пакетов в руках.

На одном из форумов я познакомилась с женщиной - жуткой авантюристкой и любительницей путешествовать в одиночестве по всему миру. Волей судьбы или просто звёзды совпали, но Париж оказался её любимым городом, была она там десять раз и жила не менее месяца в каждое своё пребывание. Из нашей с ней переписки я выделила наиболее интересные кусочки в форме интервью, которыми и хотела бы поделиться.

-Как часто вы бываете в Париже?

- Париж... Я туда каждые год-два наезжаю, уже много лет. И не надоедает! Всё время нахожу чему удивиться, открываю что-то новое. Узнаю о жизни людей, завожу новые знакомства, хоть по-французски не говорю в совершенстве. Для меня Париж существует как бы в разных измерениях - город сам по себе, и город из книг и фильмов. Поэтому часто я специально хожу по всяким «литературно-кинематографическим» местам.

-Что привлекает вас из обыденных вещей в городе?

- Я люблю размеренность, люблю не спеша прогуливаться, постепенно наслаждаться десертом или, например, сидеть на лавочке и читать книгу. Там большинство книг на английском, много старых, но не то чтобы совсем антикварных. А еще есть «русский отдел». Там было много старых книг, иногда разрозненные тома собраний сочинений и мой любимый Бунин, которого я тут же купила! Сборник был новый, а я бы предпочла, конечно, старый.

А ещё, мне даже кажется, что Париж интереснее смотрится в дождь, романтичнее, что ли. Париж сам такой элегантно-серый, пасмурная погода только подчеркивает его роскошь. С другой стороны, здесь часто настоящего лета нет. А так хочется солнца... Это, конечно, не пасмурный Лондон, но всё же.

- Какие вы могли бы выделить характерные черты города и людей, проживающих там?

- В Париже все носят шарфики. К концу поездки чувствуешь себя без шарфика просто голой.

В Париже много русских туристов, много чернокожих и довольно много грязных попрошаек.

И какой в Париже вкусный хлеб! Ужасно тоскую по булочкам и круассанам.

Из особых благ и удобств: расплачиваться карточкой можно везде: даже билет в метро можно оплатить банковской картой.

Понравилось путешествовать по железной дороге. Чувствуешь себя европейцем. Час двадцать – и ты в Брюсселе…

- Наверняка у вас есть какое-то своё особенное восприятие Парижа, ассоциации?

Слушаю прекрасную Zaz. Впервые я услышала ее прошлым летом в Париже, в аэропорту, где мы брали машину напрокат, и с тех пор она ассоциируется у меня с шоссе из Онфлёра в Ренн и ароматом шоколадных круассанов. Одна песня сразу привлекла мое внимание - про девушку из бедной семьи на Монмартре, вынужденную стать проституткой. Очень драматичная песня, прямо мороз по коже. И сразу представляешь себе ночной Париж, жутковатый и таинственный. Как оказалось, эту песню написала Эдит Пиаф. Наверное поэтому в нее так веришь.

- Кратко опишите один день из жизни в Париже

- Готовить в жару неохота, поэтому делаю, что попроще - гаспачо, помидоры по-провански, спагетти и домашний лимонад с мятой, очень вкусный. Пробовала было отказаться от кофе, но не выдержала и трех недель. Эспрессо и миндальные cantucci - мой утренний ритуал, жить без него, конечно, можно, но не имеет смысла.

Еще нюхаю духи, это уже превратилось в каждодневное занятие, терпкий, ни с чем несравнимый аромат грейпфрута и базилика. Очень необычные. Вообще у меня сейчас какая-то французская фаза.

Я очень люблю Париж и, как мне кажется, вполне вписалась бы в этот город. Пока, правда, приходится ограничиваться такими вот короткими наездами.

- Но почему? Что держит вас на расстоянии от так горячо любимого вами Парижа?

- Во-первых, работа. Во-вторых, менталитет у нас разный. Никто не умеет так разговаривать по душам и веселиться, как русские люди. Мне будет невыносимо грустно без моих друзей и русской открытой души. Французы отличаются умением не делать не из чего проблем и легким отношением к жизни, но лучше русских гулянок и лавирования между повседневными проблемами ничего не может быть. Многое в укладе жизни европейцев не устраивает русского человека, привыкшего к простору, необузданности, простоте и прямоте, разница в привычках.

-Что думают французы о России и русских?

Эпоха, когда Россия ассоциировалась у французов с самоваром, водкой, морозом и медведями на улицах, давно миновала, тем не менее, восприятие нашей страны остается контрастным. С одной стороны - образ огромной, холодной, непонятной России. С другой – романтический облик: снег, красивые женщины и притягательная «славянская душа».

Два взгляда, мой, ещё неопытный, восторженный, юношеский и взгляд знающей путешественницы. Теперь Париж кажется мне далёкой иллюзией, он был так близок и вот опять стал мечтой. Он есть и будет в мечтах тысяч людей, многогранный Париж, со своей неповторимой культурой. Две мощные стихии, два мощных города, с многовековой историей и культурой: Париж и Москва- два разных мира, так непохожих друг на друга и, наверное, от этого еще больше притягивающиеся. И всё же, не зря народная мудрость гласит: «в гостях хорошо, а дома- лучше». А ещё говорят: «Увидеть Париж и умереть». Позднее ту же мысль высказал В. Маяковский: «Я хотел бы жить и умереть в Париже, если б не было такой земли – Москва!».

К сожалению, Париж уже не тот, как был во времена Маяковского и дворянской эмиграции, но несмотря на это миллионы туристов каждый год приезжают насладиться тем прекрасным, что в нём осталось, проникнуться духом эпохи Людовика XIV, побывать в Париже Бальзака, Дюма, Гюго и знаменитых художников-импрессионистов Мане, Жан- Марка.

Подольская Алёна

Самый удобный способ общения с контролирующими органами это электронная отчетность через Интернет, вы не тратите своё время, стоя в очереди.

Отрицательный голосПоложительный голос (+6 рейтинг, 6 голосов)
Loading ... Loading ...
Опубликовано 13 Фев 2012 в 10:12.
В рубриках: Алена Подольская, Колонка журналиста.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

Распечатать запись Распечатать запись

RSS комментарии этой статьи

Комментарии»

Комментариев нет.

Имя (обязательно)
E-mail (обязательно - не публикуется)
Ваш комментарий (уменьшить поле | увеличить поле)
Вы можете использовать <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong> в своём комментарии.
*

Ссылки на эту запись

Архив

Свежие записи

Блоги

ПУТЬ В МОНАСТЫРЬ (II часть)

74610747_4230267_50828466_1257520994_insightb
«Проповедью должны быть наши жизни, а не наши слова»
Томас Дже
фферсон
 
 
     В первой части нашей беседы о ...

18 Фев 2015 | Ваш отзыв | Далее

Диалоги

Петька пылил ногами. Теплая земля согревала босые ступни. Мелкие камни забивались между пальцев. Покусывал тонкий золотистый стебель пшеничного колоса.  В потной ладони сжимал очищенные зерна.
Солнце припекало макушку.

Тропа ...

15 Фев 2015 | Ваш отзыв | Далее