- Журналисты.Ру — публикации статей, рецензии, проба пера. - http://journalisti.ru -

Андрей Максимов: Когда я заговорил про любовь и смерть – это стало всем интересно

Posted By Andrew On 11 Декабрь 2008 @ 15:41 In Люди | No Comments

Когда мы с Андреем Максимовым договаривались об интервью, он сразу обозначил круг вопросов – никакой личной жизни! Мне подумалось – будет скучно, но, к счастью, обошлось. Отвечал Максимов так, как опрашивает знаменитостей в своем “Ночном полете”. Хотелось слушать открыв рот.

Папа не велел
– Андрей Маркович, я слышала, вы чуть ли не рекордсмен по числу лет, которые потребовались вам для окончания университета.
– В университете я учился 14 лет – меня то выгоняли, то восстанавливали. Учебу в школе тоже вспоминаю с дрожью в коленках. Школа в основном запомнилась тем, что в ней было огромное количество унижений и бессмыслицы. Мне повезло – у меня были очень хорошие родители. Они меня понимали и говорили, чтобы я не дергался по поводу “двоек” и прочего.
– Вашему сыну сейчас 9 лет, он учится в школе. Вы то же самое ему говорите?
– Не то слово! Хотя он учится в школе, где собрались очень хорошие учителя, я по возможности стараюсь его оборонять от всех этих ужасов. Например, приходит он домой и сообщает, что им на лето задали читать роман Диккенса “Дэвид Копперфилд”. Я говорю: “Сынок, не читай. Скажешь, что папа не велел”.
Это же издевательство! Он зарыдал, только увидев эту огромную книгу! А “Дубровского” и “Пиковую даму” прочел с удовольствием. Я сыну говорю: “Меня интересует история, русский язык, литература. По остальным предметам мне надо, чтобы тебя переводили из класса в класс”. Оценки меня не волнуют.
Ведь что такое оценка? Это показатель того, что мальчик или девочка – послушные, и не более того.
– В некоторых сферах вообще невозможно чему-нибудь научить. Говорят, журналистики это в первую очередь касается…
– У меня есть книга “Как разговорить собеседника, или Ремесло общения”. Прочитав ее, каждый человек может овладеть умением брать интервью – разговаривать с людьми, задавать вопросы так, чтобы получать нужные ответы. Вот этому научить можно. А объяснить, как стать Парфеновым или Познером – увы. Журналистика – такая же ремесленная профессия, как изготовление табуреток. Вот творчеству научить нельзя, а этому – пожалуйста.
– Это вы о том, что творчество не равно ремеслу?
– Отнюдь. Одно без другого не бывает. Вы не сможете сыграть роль на сцене, если вы не владеете ремеслом актера. Яркий пример – Рената Литвинова во мхатовском спектакле “Вишневый сад”. Литвинова – это вообще такое занятное явление природы. Но то, что она не актриса, для меня очевидно. На спектаклях с ее участием всегда переаншлаги, потому что смотреть на такую непрофессиональную игру очень интересно. Подумайте только: в Московском Художественном театре рядом с суперпрофессиональными актерами вдруг выходит на сцену актриса, играющая сложнейшую драматическую роль на одной ноте. Нигде больше подобного не увидишь. Я считаю, что это гениальный ход Олега Павловича Табакова.

В тенетах бессмыслицы
– Умные люди говорят, что прогресс не делает человека счастливым. Согласны?
– Да. Прогресс и наука делают жизнь удобной. Но от того, что появился мобильный телефон, человек счастливее не стал. Самое для меня удивительное – то, что прогресс не объясняет ни про человека, ни про природу чего-то самого главного.
Мы поняли что-то про атомы, про законы природы, но ничего – про то, что такое человек по сути. А о том, что человек – царь природы, мы думаем ровно до тех пор, пока не возникает в очередной раз какой-нибудь ураган “Катрина”.
– Скажите как человек пишущий: компьютер – это благо или зло?
– Это данность. У меня есть роман “Сны о Лилит” из серии романов о комиссаре Гарде, который путешествует по разным временам. В “Снах” он попадает сначала в Средневековье, а потом – в будущее. И видит пустые улицы города. Все люди живут в Интернете. Еду этим людям приносят, и есть мальчики и девочки, которые делают детей. Все остальное – в Сети. Люди там общаются, гуляют с собаками, работают… Можно ли сказать, что это такая уж фантастика? Такие люди уже сейчас есть – сам видел. Наверное, это плохо.
– В этом году на Международной книжной ярмарке прошла презентация вашей новой книги “Многослов. Книга, с которой можно разговаривать”. В этой книге вы даете толкования таким понятиям, как любовь, смерть, совесть и т. д. Как родилась идея такое написать?
– Идея родилась год назад на той же выставке-ярмарке, на презентации моего романа “Посланник”.
Кто-то из посетителей спросил меня: “Вы боитесь смерти?” Я отвечаю: “Нет”. И мы начали говорить о смерти. Я замечаю, что вокруг собирается народ. Ярмарка закрылась, а люди не уходят! Я подумал – надо же, когда я заговорил про любовь и смерть – это стало всем интересно. И я понял, что надо писать книгу. Стал выбирать слова о человеческой жизни вне политики: альтруизм, дети, искусство, преданность, дружба… Стал задумываться над смыслом этих слов, пытался их объяснить. Так и родилась книга.
– Работа над книгой как-то повлияла на вас лично?
– Я стал ловить себя на том, что по-другому все воспринимаю. Когда что-то говорят, я автоматом начинаю над этим размышлять. Смотрю телевизор и думаю: боже, какое количество пустых слов говорят эти люди! Бессмыслицы так много, что я решил писать вторую книгу – “Многослов-2, или Записки офигевшего человека”. Там я буду говорить о “политических” словах – таких демократия, власть, бизнес, маркетинг, имидж.
– Для кого написан “Многослов”? А если шире – для кого работаете?
– Для тех, кому важно осмысливать свою жизнь, понимать, зачем он живет, что делает. Обычно человек задумывается над этим только тогда, когда ему плохо. По-моему, это неправильно.

К Малахову не пойду никогда
– Андрей Маркович, сегодняшнее телевидение принято гать…
– Телевидение у нас не плохое не хорошее. Оно разное. Проблема в другом. Однажды у меня в “Ночном полете” был прекрасный грузинский актер Кахи Кавсадзе. И его спросил: “Почему мы помним Сталина, Ивана Грозного, а других, более положительных персонажей истории, забыли?” Он задал встречный вопрос: “Сколько у вас в студии побывало людей?” Я ответил, что тот момент – более полутора тысяч.
И тогда он сказал: “Вы всех помните? Нет. А вот если я вам тут сейчас все разобью, всажу нож в оператора, вы меня точно запомните”. Плохое всегда запоминается лучше. Поэтому ужасно, когда о лице канала судят, скажем, лишь по одной-двум плохим юмористическим передачам.
– Кстати, о передачах. “Дежурный по стране” – почему Жванецкий?
– А кто? Этот человек в принципе уникален, и уникален как дежурный по стране. К тому же он авторитет непререкаемый.
– Неужели не бывает так, чтобы вы в чем-то были с ним не согласны?
– У меня нет такой задачи – соглашаться или не соглашаться. Моя задача в том, чтобы Михал Михалычу Жванецкому было удобно общаться со страной.
– А какую задачу вы ставите в “Ночном полете”?
– Я хочу показать, как раскрываются люди, если чувствуют к себе интерес и доброе отношение. Я убежден: не бывает людей, которым вовсе нечего сказать. В театре “Школа современной пьесы” идет спектакль Иосифа Райхельгауза “Своими словами”. Необычный, построенный на импровизации. Начинается он с того, что я приглашаю на сцену человека из зала, которого я ни разу в жизни не видел. И моя задача – 15 минут разговаривать с ним о любви так, чтобы остальные зрители не закричали: “Пошли вон!” Это очень интересный опыт, который доказал мне: люди, которые вовсе даже не звезды, могут рассказывать поразительные вещи! Например, выходит парень, осетин, и рассказывает, как он женился. Познакомился с девушкой, и они поехали отдыхать в Кисловодск. Когда туда приехали, случился Беслан. Парень бросает все, садится в машину, мчится на родину… и попадает в автокатастрофу.
Очнулся в больнице, сразу же набрал номер девушки и сделал ей предложение: понял, насколько хрупка эта жизнь. Она к нему примчалась. И в день, когда взорвали школу, они зачали своего ребенка.
– Часто ли вы принимаете участие в телевизионных программах своих коллег?
– Постоянно. Единственное – я никогда не пойду к Малахову, хоть и зовут. Мне не нравится равнодушие ведущего к тем темам, которые он обсуждает. Возможно, это такой ход, но я его не понимаю.
– Считаете, что его программу надо прикрыть как безнравственную?
– Ни в коем случае! Кто дал право мне, вам, кому угодно судить о том, что нравственно, а что – нет? Человек сам выбирает, что ему смотреть. И не надо никаких Советов по нравственности. Я сам выберу, что мне нужно, а что нет.
Автор: Наталья ПЕНЬКОВА

источник: Вечерняя Москва [1]


Article printed from Журналисты.Ру — публикации статей, рецензии, проба пера.: http://journalisti.ru

URL to article: http://journalisti.ru/?p=1422

URLs in this post:

[1] Вечерняя Москва: http://www.vmdaily.ru

Копирайт © 2009 Журналисты.Ру. Все права зарезервированы.